Еда по обочине

Еда по обочине

Основы здорового питания на свежем воздухе

До сих пор основной претензией к советскому прошлому остается дефицит продуктов. В этом «хлеб наш насущный» оказался очень близок к автомобилям, которых на всех желающих тоже не хватало. Пожалуй, это был единственный фактор, объединяющий советскую еду и советские машины — больше их пути никак не пересекались.

Иван Баранцев. Фото из архива автора

Мобильный автобус-кафе на Кавказе даже попал в американскую фотохронику. Видимо, для сравнения из серии "у них и у нас" фотограф из США снял то, что ему ближе по духу.

Кажется, что советские автомобили создавались исключительно для перемещения в пространстве — в них даже стакан некуда было поставить, не говоря уже про всякие откидные столики или встроенные холодильники. Наверное, оттого и возник исключительно советский стиль алкогольных трапез с разложенной на капоте газеткой, бутылкой водки и нехитрой закуской. Никаких баров с бутылочками и фужерами, как в «Кадиллаках» и «Мерседесах», — такое не встречалось даже в салонах «членовозов», хотя некоторые наши вожди и любили пропустить рюмку-другую. Оттуда же и способ приготовления курицы под капотом: завернутую в фольгу тушку клали поближе к выпускному коллектору и ехали так «до готовности». Советским автотуристам вообще приходилось проявлять смекалку из серии «сделай сам». Понадобился столик в салоне — бери лобзик и выпиливай из фанеры. Нужен дорожный набор — сам собирай вилки с тарелками в чемоданчик. Захотелось чаю в дороге — бери в руки паяльник и мастери преобразователь напряжения под домашний кипятильник.

Еда по обочине

Боевые товарищи отдыхают на фоне видавшего виды трофейного Opel 1,8 Litre. Наверняка и фужеры для пива тоже трофейные.

Не связались машины с едой и в плане маркетинга, хоть в советское время и не знали такого понятия — люди и так все покупали. А если бы наоборот — какие могли открыться перспективы: каждому покупателю автомобиля «Москвич» — кулек карамелек «Москвичка» в подарок, а в довесок к новеньким «Жигулям» — ящик одноименного пива. 

В путешествиях все тоже было очень сурово. Придорожных фастфудов, где прямо в окно получаешь горячую еду, как в «Макдоналдсе», в СССР тоже не водилось: сначала надо было припарковаться, выйти из машины и дойти до кафе. В меню вместо гамбургеров и чизбургеров значились котлеты по-киевски и люля-кебаб, а альтернативой колы выступал компот из сухофруктов, подаваемый в граненом стакане — крышечки и трубочки, чтобы пить его за рулем, не было.

Еда по обочине

Одно из достоинств "Волги" — высокий дорожный просвет, соответственно, пикник можно устроить и на полянке в лесу.

Отдых "дикарями" подразумевал и дикие решения, наподобие использования раскладушки в качестве дивана.

Впрочем, есть и пить в автомобиле тогда рекомендовали не во время управления им, как многие сейчас привыкли, а только при остановках и — оцените это соединение поэтики и канцеляризма в одной фразе! — когда «нельзя расположиться на лоне природы для принятия пищи». Держатель для термоса предлагали «закрепить под вещевым ящиком на правой стороне картонной боковины кузова». И еще — сделать походную печку-кухню «малютка» для приготовления еды над костром или примусом. С помощью такой печки «можно готовить вареные, жареные, тушеные блюда, печь хлеб, кексы, лепешки, коптить рыбу, мясо, дичь, сушить грибы, сухари и подмоченные продукты, сохранять пищу в горячем виде, как в термосе, и отапливать палатку».

Еда по обочине

Владельцы "Запорожцев" ужимались в багаже как могли — даже канистра с матрацем служат опорами столика.

Коллектив, баян, "Москвичи" в ряд — послевоенный отдых шахтеров Донбасса после выполнения и перевыполнения нормы.

Так и принимали пищу на лоне природы. Происходило это как индивидуально и небольшими группами, так и коллективно — в кемпингах, которые называли «автомобильными лагерями». Попадали в лагерь по путевке Центрального совета по туризму ВЦСПС или по маршрутным документам клубов, секций автотуристов и советов по туризму.

Более высокий и крепкий "Москвич" подходил для пикников на природе лучше, чем низкие "Жигули".

Но все же было в соприкосновении еды и автомобиля одно забавное обстоятельство. У нас до сих пор очень любят сравнивать жизнь при разных вождях, приводя стоимость продуктов и товаров к единому ценовому ординару — бутылке водки. Сравнение, греющее душу не одного советского человека, чаще всего применяется для определения степени доступности товара, а в случае с автомобилем — его так называемой народности. Есть легенда, что цена горбатого «Запорожца» ЗАЗ-965 в 1800 послереформенных рублей определялась как совокупная стоимость тысячи бутылок водки по рубль восемьдесят. Конечно, цены менялись, была водка и по 2,87, и по 3,62. А вот в первые послевоенные годы бутылка водки стоила 60 дореформенных рублей, потом ее цена понизилась до 25, а стоимость 400-го «Москвича» колебалась от 10 000 до 8000 рублей. Но даже с такими расхождениями разница бутылко-автомобилей получается приличной, а вывод из такого сравнения напрашивается только один: как ни крути, но пропить «Москвич» при Сталине было намного легче, чем «Запорожец» при Хрущеве.