Шухер, мусор!

Шухер, мусор!

Год экологии смешали с отходами

В год экологии реформирование отрасли обращения с отходами ударило как по бизнесу, так и по простым гражданам. Закрытие крупнейшего мусорного полигона в Подмосковье привело к обострению проблемы с отходами и беспокойству среди жителей. А производителям пришлось попереживать из-за нормативов утилизации на 2018 год: Минпромторг как минимум трижды изменил свою позицию по их ставкам.

Мусорная реформа должна была заработать еще в 2016 году, но была отложена из-за неготовности регионов. При этом к коренным изменениям оказалось не готово законодательство: цель реформы — отказ от захоронения отходов в пользу переработки — была частично закреплена в нем только в декабре 2017 года.

Это не мешало чиновникам и депутатам весь год рассказывать об успехах в избавлении от свалок и захоронения. Жители Подмосковья восприняли эти слова как шанс избавиться от мусорных полигонов буквально «под окнами» своих домов. Триггером таких настроений стало закрытие крупнейшей в регионе свалки «Кучино» (Балашиха). Полигон, который должен был проработать до 2021 года, приостановил работу после жалобы жителей президенту. После этого ни один новый проект и ни один действующий объект в мусорной сфере не избежал скандала.

Больше всего внимания привлек к себе сам полигон «Кучино». Федеральные чиновники назвали его виновником неприятного запаха, на который в уходящем году жаловались сначала жители подмосковных Балашихи, Железнодорожного, Реутова и юго-востока столицы, а позднее и центра Москвы. Одновременно с этим власти области не скрывали связи мусорного коллапса в Подмосковье с закрытием свалки. Так, осенью в нескольких областных городах перестали регулярно вывозить мусор, а в Пушкино отходы и вовсе скапливались на улицах почти две недели. Правда, в Минприроды существования этой проблемы так и не признали.

Решение мусорной проблемы как в федеральном, так и областном правительствах видят исключительно в строительстве мусоросжигательных заводов. Но в имеющей контроль над оператором проекта компании «РТ-Инвест» признают: мощностей (которые будут введены в строй в 2022 году) не хватит, чтобы обезвредить даже треть отходов столичного региона. Других вариантов решения проблемы у властей на сегодня нет. Но глава «Ростеха» Сергей Чемезов уже заявил в интервью “Ъ”, что для «уничтожения» всего мусора столичного региона «нужно построить в области еще минимум четыре завода».

Бизнес столкнулся с реформированием отрасли напрямую. Законодательство, обязавшее производителей утилизировать товары и упаковку или платить экологический сбор, было настолько рамочным, что потребительские товары просто выпадали из регулирования, а ведомства могли трактовать нормы утилизации буквально как угодно. Так, сначала производителям официально разъяснили, что утилизировать отходы они формально могут и с помощью сжигания, а потом не раз заявили о неприемлемости такой трактовки. Игроки рынка признают, что государство по своей вине лишилось значительной части поступлений от экологического сбора, собрав всего 1 млрд руб.

Кроме того, в правительстве затянулась разработка нормативов утилизации отходов от использования товаров на 2018–2020 годы. Документ должен был быть принят как постановление, но для простоты согласования стал распоряжением правительства. Бизнес формально участвовал в обсуждении нормативов, но обязанности учитывать его мнение ни у кого не было. Казалось бы, два курирующих ведомства — Минприроды и Минпромторг — должны были быстро договориться, и нормативы на 2018 год стали бы известны заранее. Но вышло иначе. В конце сентября 2017 года Минпромторг предложил ввести обязанность полной утилизации ряда товаров и их упаковки уже в 2018 году. Инициатива, по сути, могла провалить реформу отрасли, а заодно увеличить стоимость потребительских товаров. В Минприроды были явно не готовы к таким кардинальным мерам и идею проигнорировали. При этом на фоне громких заявлений чиновников Минпромторга, как ни странно, в правительстве оказался документ с единственным разногласием: нормативом по гофрокартону. В ведомстве, основываясь на «хотелках» Лиги переработчиков макулатуры, настаивали на его повышении до 60%. Только к середине декабря, за две недели до вступления в силу новых нормативов, чиновники министерств достигли компромисса, а после, по словам источников “Ъ” в правительстве, Минпромторг отказался от всех своих идей. Утверждение нормативов затянулось до последнего: на момент подписания номера ставки на 2018 год все еще не утверждены.

Ольга Никитина