Кейт Бланшетт сыграет главную роль в Канне

Кейт Бланшетт сыграет главную роль в Канне

Актриса станет председателем жюри кинофестиваля

Председателем жюри 71-го Каннского кинофестиваля, который состоится в мае, стала Кейт Бланшетт. Комментирует Андрей Плахов.

Знаменитая австралийская и голливудская актриса приняла предложение президента Каннского фестиваля Пьера Лескюра и его директора Тьерри Фремо. «Наши беседы, начиная с этой осени,— говорится в их совместном заявлении,— убедили нас, что она станет ревностным председателем жюри, увлеченным и щедрым зрителем».

Кейт Бланшетт родилась и начала сценическую карьеру в Австралии. Первой киноработой, принесшей ей международную известность, стала роль королевы Елизаветы I в фильме Шекхара Капура «Елизавета». Среди других прославивших ее фильмов — «Талантливый мистер Рипли» Энтони Мингеллы, «Рай» Тома Тыквера, «Вавилон» Алехандро Гонсалеса Иньярриту, «Авиатор» Мартина Скорсезе, «Жасмин» Вуди Аллена, «Загадочная история Бенджамина Баттона» Дэвида Финчера, «Властелин колец» Питера Джексона. Кейт Бланшетт — обладательница двух «Оскаров», трех премий BAFTA, трех «Золотых глобусов» и двух премий Гильдии киноактеров США, удостоена именной звезды на Голливудской аллее славы.

Актриса такого уровня известности могла бы целиком принадлежать мейнстриму, но Кейт Бланшетт отличает любовь к риску и эксперименту. Иногда ее называют актрисой-аватаром. В фильме «Меня тут нет» Тодда Хейнса она стала «аватаром» Боба Дилана, сыграв одно из шести его экранных воплощений (за эту роль Бланшетт награждена «Кубком Вольпи» на фестивале в Венеции). В «Манифесто» Джулиана Розефельдта она вместе с режиссером предпринимает еще более сложный эксперимент. Бланшетт читает (нет, не читает — играет) манифесты — политические и прежде всего художественные, самых ярких умов ХХ века. Она ставит всю мощь школы перевоплощения на службу радикальному искусству. Виртуозно маневрируя масками и акцентами, лихо используя язык тела, актриса выступает в обличьях матери семейства, школьной учительницы, примы-балерины, научного работника, ведущей программы теленовостей и даже бородатого бомжа, скитающегося по помойкам.

«В течение многих лет я приезжала в Канн как актриса, продюсер, для участия в кинорынке, в гала-премьерах или в конкурсе… Но я никогда не приезжала сюда ради одного только удовольствия прикоснуться к рогу изобилия фильмов, который представляет собой этот фестиваль»,— сказала Бланшетт. Четыре года назад она появилась на набережной Круазетт с конкурсным фильмом «Кэрол» Тодда Хейнса — экранизацией раннего романа Патриции Хайсмит. Темой картины, действие которой происходит в Нью-Йорке начала 1950-х годов, стала взрывоопасная страсть, связавшая двух женщин разного социального статуса: одна — скромная продавщица, торгующая в универмаге куклами, вторая — роскошная дама в мехах, роковая блондинка, способная соперничать с Марлен Дитрих и Ритой Хейворт. Она кружит голову продавщице и противостоит предрассудкам своего времени и окружения. В этом полном магии фильме Бланшетт доказала, что она единственная из современных актрис, достойная стать в ряд великих классических див.

Удивительно, но эта роль не была отмечена наградой каннского жюри, которое предпочло ее партнершу по фильму Руни Мару. И хотя в послужном списке Кейт Бланшетт почти 150 наград, среди них нет самой престижной — Каннского фестиваля. Теперь актриса будет присуждать здесь награды сама. «Меня смущает привилегия и ответственность председательства в жюри этого года»,— говорит Бланшетт. Эксперты, впрочем, убеждены, что одна из самых интеллектуальных актрис наших дней отлично справится со своей задачей.