Отчего мельчает жемчуг

Отчего мельчает жемчуг

Растущие реальные зарплаты и стабильные прибыли не мешали падать доходам

Падение реальных располагаемых доходов при росте номинальных зарплат и стабильных легальных предпринимательских доходов — главная загадка 2017 года в экономике. Возможные причины статистического обнищания неприлично буржуазны: кризис в теневом секторе, рост спроса физлиц на кредиты, снижение ставок по банковским депозитам.

В 2017 году реальные располагаемые доходы домохозяйств (РРД) падали четвертый год подряд (на 2,4% в январе—ноябре 2017 года), хотя в августе Минэкономики прогнозировало, что за год они увеличатся на 1,2%. Снижение реальных доходов сопровождалось рекордно низкой инфляцией (2,5% в ноябре при годовой цели ЦБ в 4%) и, как ни парадоксально, растущими реальными зарплатами и соцвыплатами, которые занимают порядка 60% РРД.

Отчего мельчает жемчуг

Наиболее распространенным объяснением парадокса (его придерживаются экономисты РАНХиГС и Всемирного банка в РФ) является сокращение теневых доходов в России. Логика следующая: оперативная статистика Росстата учитывает лишь зарплаты работников крупных и средних предприятий (до 35 млн человек, меньше 50% занятых). Их реальные зарплаты (29% от РРД в 2016 году) росли за 10 месяцев 2017 года на 3%. Если рассматривать динамику всех реальных зарплат, которая учитывает оплату труда занятых в малом и среднем бизнесе, довольствие военных и оценку Росстатом «скрытой зарплаты» (а это фактически 65% РРД), получается, что реальная оплата труда за 10 месяцев в годовом выражении снизилась на 1,2% (см. график). Падение оставшихся составляющих при росте соцплатежей (19% РРД, они повышались из-за единоразовой выплаты пенсионерам 5 тыс. руб. в январе 2017 года) и числа пенсионеров достаточным объяснением общего снижения показателя не выглядит.

Так как теневая часть реальных зарплат росла, а весь объем оплаты труда снижался, сокращение «тени» стало самым распространенным объяснением снижения реальных располагаемых доходов на фоне растущих зарплат. Но, если рассматривать фонд оплаты труда (ФОТ — все зарплаты и денежное довольствие военных) без теневых доходов, его рост составлял всего 0,4%. Фактическое отсутствие увеличения ФОТ и падение доходов от собственности (6,5% РРД) из-за сокращения ставок по депозитам и доходности ценных бумаг главным образом объясняют снижение реальных доходов, считают в ЦМАКП.

Есть и еще одна, довольно забавная версия причины сокращения теневой части доходов, озвученная ЦМАКП. Росстат считает доходы от расходов домохозяйств, которые в графе «прочие виды сбережений» включают изменение разницы между погашением и получением банковских кредитов. Когда эта разница положительна, доходы падают, отрицательна — растут, это учитывает Росстат в «прочих доходах», тех самых, которые его методология относит к теневым. Если в 2016 году граждане больше погашали кредитов, чем брали их, то в 2017 году все было наоборот — и это внесло вклад в реальное снижение других денежных доходов. И хотя в ЦМАКП не исключают вероятности того, что серые доходы в 2017 году действительно снижались, по их оценкам, без учета изменения кредитов РРД в 2017 году стагнировали.

В тоже время принятие любого из объяснений означает, что и в 2018 году РРД должны падать или по крайней мере не расти. Причины — и замедление темпов роста номинальных зарплат при выходе инфляции к уровню 4%, и новый кредитный цикл, подогреваемый домохозяйствами: именно так при пристальном рассмотрении выглядят жестокие тиски российской бедности. Реальные же проблемы изменившегося характера бедности в России, по всей видимости, сложнее и статистикой улавливаются хуже — это не только сокращение приработков, но и рост лекарственных цен, инфляция услуг в образовании, да и в целом продолжение общественно-экономического развития в сторону страны, где бедные с их проблемами должны быть как можно более незаметны.

Алексей Шаповалов