Глушилки для ЕГЭ не подействовали на суд

Глушилки для ЕГЭ не подействовали на суд

Дело возвращено для устранения нарушений

Как стало известно “Ъ”, со стадии вынесения приговора было возвращено в прокуратуру для устранения допущенных следствием недочетов скандальное уголовное дело о приобретении ста блокираторов сотовой связи для исключения подсказок во время проведения ЕГЭ. Следователи ФСБ считают, что чиновники минобразования Чувашии в ходе закупок совершили многомиллионные хищения. Защита настаивает на отсутствии даже события преступления.

Процесс в Ленинском суде Чебоксар под председательством судьи Александра Хошобина начался в августе этого года. Обвиняемыми на нем выступали бывшие первый замминистра образования и молодежной политики правительства Чувашии 58-летняя Светлана Петрова и 52-летняя Галина Арзамасцева, ранее работавшая директором бюджетного учреждения «Чувашский республиканский центр новых образовательных технологий» (ЦНОТ). ЦНОТ, помимо прочего, занимался организацией проведения ЕГЭ.

По версии следователей ФСБ, руководитель центра совершила растрату в особо крупном размере (ч. 4 ст. 160 УК РФ), а подстрекала ее к этому первый замминистра. Согласно фабуле обвинения, госпожа Петрова, работавшая замминистра с 2002 года и занимавшая пост первого замминистра с 2012 по 2017 год, в конце 2014 года стала уговаривать Галину Арзамасцеву заключить контракт на покупку «блокираторов сотовой связи и сигналов» SPK-1207 «Мульти» с ООО «Глобал», перечислив в «его пользу» 8,746 млн руб. Саму технику предполагалось использовать как «глушилки» при проведении ЕГЭ. Отметим, что заказанные приборы — локального действия, эффективны только в пределах одного здания. Но, как посчитали следователи, было совершено преступление с причинением материального ущерба в особо крупном размере «ввиду невозможности законного использования оборудования». Речь идет о том, что эти блокираторы действуют на определенных частотах, и они были запрещены к применению Государственной комиссией по радиочастотам (ГКРЧ) Мининформсвязи еще в 2005 году. Само уголовное дело изначально было возбуждено ФСБ в 2016 году по факту злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), на ст. 160 его переквалифицировали позже.

Однако в прениях сторон гособвинение настаивало на переквалификации действий подсудимых вновь на ст. 285 УК РФ. При этом прокурор требовал пяти лет лишения свободы условно для экс-замминистра и четырех лет условно — для ее бывшей подчиненной.

Почему школы штрафуют за подавление сигнала сотовой связи во время экзаменов

Защита же настаивала на полном оправдании подсудимых, полагая, что в действиях фигурантов отсутствует «объективные признаки вменяемого преступления». Адвокат госпожи Арзамасцевой Айрат Хикматуллин заявил, что ст. 160 УК РФ подразумевает корыстный умысел преступления, при этом фирма «Глобал» получила контракт после проведения аукциона, на котором, кстати, цена на приборы была снижена примерно на 1 млн руб. Кроме того, по словам адвоката, не нашел своего подтверждения и факт злоупотребления: все приборы были поставлены в срок. Сейчас они хранятся как вещдоки, а в дальнейшем могут использоваться, так как в 2017 году ГКРЧ разрешил их применение Минобрнауки, Рособрнадзору и другим связанным с образованием организациям и органам исполнительной власти. Ранее же такие приборы и их использование, как отмечали допрошенные в суде эксперты, никак не регулировалось. ГКРЧ просили разрешить этот вопрос еще в 2012 году, так как блокираторы поставлялись, в том числе и «Глобалом», в ряд регионов России. Кстати, в Чувашии свидетельства о регистрации на злополучные 105 «Мульти» были выданы управлением Роскомнадзора буквально за день до окончания предварительного следствия.

Защита также заявила, что в деле «даже намека нет на то, что Галина Арзамасцева и Светлана Петрова получили хоть одну копейку или иную корыстную выгоду»,— заявил господин Хикматуллин, подчеркнув, что отсутствует также данные о материальной выгоде третьих лиц. «Вызывающим недоумение» защитой был назван и гражданский иск на сумму поставленного оборудования, которое почти наверняка будет использоваться на ЕГЭ. Кроме того, защитники отмечали и процессуальные нарушения. Судья Хошобин с ними согласился. В материалах дела, обнаружил он, отсутствует описание того, как уговаривали госпожу Арзамасцеву совершить преступления и какие ей распоряжения давали; нет доказательств тяжких последствий от происшедшего, нет описания способа совершения преступления и т. п. В результате судья вернул материалы в прокуратуру, что фактически означает необходимость нового расследования дела.

Сергей Сергеев