Чеслав Млынник рассказал, как взял под контроль Латвийскую ССР во время Августовского путча

Армия



19 августа 1991 года Рижский ОМОН под командованием Чеслава Млынника по приказу главы МВД СССР Бориса Пуго взял под контроль основные стратегические объекты в Риге. Латвия стала единственной советской республикой, где ГКЧП победил — пусть только на несколько дней. Полковник Чеслав Млынник рассказал «Газете.Ru» как он действовал в «час Х», что он знал о планах отстранения Михаила Горбачева и роли Бориса Ельцина.

ОМОН против таможни

Отряды милиции особого назначения (ОМОН) стали создаваться в позднем СССР из-за обострения криминогенной обстановки и появления очагов политической нестабильности. Первые отряды были сформированы в Москве, Ленинграде, Свердловске, Вильнюсе и Риге. Их костяк составили оперативные работники МВД, ветераны войны в Афганистане, имеющие боевой опыт. Чеслав Млынник как раз и был таким — срочную службу проходил в Афганистане, потом работал опером в Латвии.

В конце 1990 года отряды Рижского и Вильнюсского ОМОНа оказались на острие политического противостояния националистов и сторонников сохранения СССР. 2 октября Сейм Латвии принял декларацию о государственном суверенитете. Моментально в республике стали создаваться параллельные союзным силовые ведомства — прокуратура, МВД и так далее. Тогда же Рижский ОМОН переподчинили напрямую МВД СССР. В те же дни Чеслав Млынник был назначен командиром отряда.

Бойцы разгоняли митинги, уничтожали возведенные таможенные посты по периметру прибалтийских республик, которые были прямым вызовом единому государству. В те дни имя Чеслава Млынника прогремело на всю страну — весной 1991 года он со своим отрядом сжег две сотни таможенных постов. Тогда казалось, что это сделать невозможно, при штатном составе отряда в 137 человек.

«На самом деле отряд был больше, почти 2000 человек, — пояснил Чеслав Млынник. — А как это было возможно? За счет штата других структур».

Незадолго до августа 1991 года его отстранили от руководства отрядом приказом из Москвы. Но отряд буквально взбунтовался. В итоге московское начальство уехало, не заменив командира, и Млынник остался во главе отряда.

Читать  «Возможно появление течи бензина и его самовоспламенение!» Т-34 из «Красного Сормова»

Час «Х» в Риге

Чтобы выполнить директивы Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) в Латвии Рижскому ОМОНу потребовалось восемь часов.

«Я приступил к операции в 5.50. А в 14.00 уже доложил: все города под контролем, все разоружено, все четко, депутаты в сейме, команда «фас», мы их тут же задерживаем», — рассказал Чеслав Млынник.

Отряд был готов помимо осуществления режима ЧП в Латвии оказать помощь коллегам в Вильнюсе. Такие установки, по словам Млынника, он получил на последнем перед выступлением заседании участников ГКЧП, где он присутствовал лично и где «расстановку сил и средств делал Варенников» (Валентин Варенников на момент событий был Главнокомандующим Сухопутными войсками СССР, заместителем Министра обороны — «Газета.Ru»).

«Я задал вопрос, а в Москве кто будет? Александр Иванович Лебедь, был ответ. Командиру Тульской дивизии не доверяли, поэтому в «час Х» Тульскую дивизию к 5 утра по Симферопольскому шоссе должен был вести Лебедь (Александр Лебедь на тот момент командовал 106-й воздушно-десантной дивизией, а также был заместителем командующего Воздушно-десантными войсками – «Газета.Ru»), там его должен был встретить Подколзин (Евгений Подколзин был на тот момент командующим Воздушно-десантными войсками – «Газета.Ru») и дать задачу расстановке, блокировке. Все было расписано», — вспоминает Млынник.

Не по сценарию

Ни «Лебединого озера», ни пресс-конференции ГКЧП, на которой у вице-президента СССР Геннадия Янаева заметно дрожали руки, Чеслав Млынник не видел.

Выполнив свою задачу и включив телевизор в середине дня, он поразился «непонятным вещам» — выступает Янаев, Ельцин в Белом Доме. По известному ему плану, Ельцин якобы согласился возглавить ГКЧП, но при условии, что его поддержит глава Казахстана Нурсултан Назарбаев, он летел в Москву из Казахстана после консультаций с казахским коллегой, и в аэропорту Ельцина должен был встретить глава правительства СССР Валентин Павлов, также один из участников ГКЧП, но не встретил. Дальше все пошло не по сценарию.

«Уже после событий я встречался с участниками ГКЧП, задавал вопросы, как такое могли допустить, ведь была отработана каждая деталь, даже если Ельцин повернет не туда, а такой вариант рассматривался, все были уверены, что ему это не позволят, были уверены, что машина работает, создан «управляемый процесс». Встречался с Крючковым, Лукьяновым, Подколзиным, Язовым, Варенниковым», — вспоминает командир Рижского ОМОНа.

Читать  Боевые корабли. "Колонисты" - просто лучшие из лучших

По оценкам Чеслава Млынника, создание ГКЧП было не первой попыткой отстранения Михаила Горбачева от власти, процесс вызревал два года.

«Первая попытка его отстранить была предпринята, когда он не согласовав вопрос с ЦК компартии, покинул ГДР на вертолете, пересек границу ФРГ», — говорит Млынник.

Атакующая тактика

В хаосе 1991 года случалось разное, рассказывает Млынник. Были «проверки», когда отряду отключали связь или отопление. Бойцы брали под охрану нужные объекты и через час электричества или тепла базе ОМОН уже хватало. Также Рижский ОМОН действовал и по пресечению уличных беспорядков.

«Я объяснял людям так: если идет вооруженный человек по улице, что должен делать сотрудник милиции? Остановить его. А если он оказывает противодействие — нейтрализовать, — объясняет Млынник. — А если сейчас баррикаду два человека выстроят? Придут люди, заломают руки и унесут. А если тысяча человек? Почему мы не можем всех заломать? Можем. А если коктейлем Молотова или ножом человек на баррикаде размахивает, что с ним делать? Нейтрализовать, что мы и делали. Поэтому все прекрасно понимали, мы шутить не будем».

Млынник объясняет такую тактику тем, что если бы отряд перешел в оборону, как «Беркут» в Киеве, сил противостоять толпе бы не хватило, поэтому единственная эффективная тактика заключалась в том, чтобы атаковать.

«С митингами все просто было. Еще в январе, когда был митинг, пригнал три БТРа, поднялся на один и говорю: «Моя фамилия Млынник, даю вам 15 минут времени, чтобы разойтись, кто не успел, тот опоздал, у меня снайпера расставлены». Через 12 минут никого не было, вот и весь митинг», — вспоминает бывший командир Рижского ОМОНа.



Источник

Оцените статью