Эффективность ПВО корабельной ударной группы

Армия







Эффективность ПВО корабельной ударной группы

Первая статья серии: «Проблема повышения эффективности ПВО. ПВО одиночного корабля». Пояснения о цели серии и ответы на замечания читателей по первой статье приведены в приложении в конце данной статьи.

В качестве примера КУГ выберем группу кораблей, состоящую из трёх фрегатов, идущих в открытом море. Выбор фрегатов объясняется тем, что современных эсминцев в России просто нет, а корветы действуют в ближней зоне и не обязаны обеспечивать серьёзную ПВО. Для организации круговой обороны корабли выстраиваются треугольником с длинами сторон 1-2 км.

Далее рассмотрим основные методы обороны КУГ.

1. Использование комплекса радиоэлектронного противодействия (КРЭП)

Предположим, что самолёт-разведчик пытается обнаружить КУГ и вскрыть его состав. Для предотвращения вскрытия разведчиком состава группы необходимо подавить его бортовую РЛС (БРЛС) с помощью КРЭП.

1.1. Подавление БРЛС разведчиков

Если одиночный разведчик летит на высотах 7-10 км, то он выходит из-за горизонта на дальностях 350-400 км. Если корабли не включат помеху, то корабль, в принципе, может быть обнаружен и на таких дальностях, если он не выполнен по технологии стелс. С другой стороны, отражённый от цели эхо-сигнал на таких дальностях ещё настолько мал, что кораблям достаточно включить даже небольшую помеху, разведчик цели не обнаружат и ему придется подлететь ближе. Однако из-за того, что разведчик не знает конкретный тип кораблей и дальности действия их ЗРК, то он не будет приближаться к кораблям на дальность меньше 150-200 км. На таких дальностях отражённый от цели сигнал значительно увеличится, и кораблям придется включать существенно более мощную помеху. Тем не менее, если все три корабля включат шумовую помеху, то на индикаторе БРЛС разведчика появится угловой сектор шириной 5-7 градусов, который будет забит помехами. В этих условиях разведчик не сможет определить даже приблизительную дальность до источников помех. Единственное, что разведчик сможет сообщить на КП, — что в этом угловом секторе где-то находятся корабли противника.

В военное время в качестве разведчиков может выступать пара истребителей-бомбардировщиков (ИБ). Они имеют преимущество перед специализированным разведчиком в том, что они могут приближаться к кораблям противника на меньшее расстояние, так как вероятность поражение пары ИБ намного меньше, чем тихоходного самолета. Наиболее важным преимуществом пары является то, что, наблюдая источники помех с двух различных направлений, они могут запеленговать каждый из них по отдельности. При этом появляется возможность определить и ориентировочную дальность до источников помех. Следовательно, пара ИБ может произвести выдачу целеуказания для пуска ПКР.

Для противодействия такой паре КУГ должен в первую очередь с помощью корабельной РЛС определить, что ИБ действительно могут запеленговать КУГ, то есть расстояние между ИБ по фронту составляет не менее 3-5 км. Далее тактика постановки помех должна измениться. Для того чтобы пара ИБ не могла пересчитать количество кораблей, помеху должен излучать только один из них, обычно наиболее мощный. Если ИБ, как и одиночный разведчик, не приближаются на расстояние менее 150 км, то мощности помех обычно хватает. Но если ИБ полетят далее, то в результат определяется заметностью кораблей, которая измеряется эффективной отражающей поверхностью (ЭОП). Корабли технологии стелс с ЭОП 10-100 м. кв. останутся незамеченными, а корабли советской постройки с ЭОП 1000-5000 м. кв окажутся вскрыты. К сожалению, даже в корветах проекта 20380 технология стелс не использовалась. В следующих проектах она введена лишь частично. До незаметности эсминца «Замволт» мы так и не дошли.

Для скрытия кораблей высокой заметности приходится отказаться от использования шумовой помехи, хотя она и хороша тем, что создаёт засветку на индикаторе БРЛС на всех дальностях. Вместо шумовой используют имитационную помеху, которая концентрирует мощность помехи только в отдельных точках пространства, то есть вместо непрерывного шума средней мощности противник получит отдельные импульсы большой мощности в отдельных точках по дальности. Эти помехи создают ложные отметки целей, которые расположатся на азимуте, совпадающем с азимутом КРЭП, но дальности до ложных отметок будут такими, как их излучит КРЭП. Задачей КРЭП является скрытие наличия других кораблей в группе, несмотря на то, что его собственный азимут БРЛС вскроет. Если КРЭП получит точные данные о дальности от ИБ до защищаемого корабля, то он может излучить ложную отметку на дальности, совпадающей с истинной дальностью до этого корабля. Тем самым БРЛС ИБ одновременно получит две отметки: истинную и гораздо более мощную ложную отметку, находящуюся на азимуте, совпадающем с азимутом КРЭП. Если БРЛС получит множество ложных отметок, она не сможет среди них выделить отметку защищаемого корабля.

Эти алгоритмы сложны и требуют координации действий РЛС и РЭП нескольких кораблей.

Тот факт, что в России корабли производятся единицами штук и комплектуются аппаратурой различных производителей, заставляет усомниться в том, что такое согласование было произведено.

1.2. Использование КРЭП для отражения атаки ПКР

Методы подавления РГСН для различных классов ПКР аналогичны, поэтому далее рассмотрим срыв атаки дозвуковой ПКР (ДПКР).

Предположим, что обзорная РЛС фрегата обнаружила залп из 4-6 ДПКР. Боекомплект ЗУР большой дальности фрегата весьма ограничен и предназначен для отражения атак самолётов. Поэтому, когда ДПКР выходит из-под горизонта на дальности порядка 20 км с включенной радиолокационной головкой самонаведения (РГСН), необходимо попытаться сорвать наведение ПКР за счёт подавления её РГСН.

1.2.1. Конструкция РГСН (спецпункт для заинтересованных)

Антенна РГСН должна хорошо излучать и принимать сигналы в том направлении где предполагается цель. Такой угловой сектор называется главным лепестком антенны и обычно имеет ширину 5-7 градусов. Желательно, чтобы во всех других направлениях излучения и приёма сигналов и помех не было бы совсем. Но из-за конструктивных особенностей антенны небольшой уровень излучения и приёма остаются. Эта зона называется зоной боковых лепестков. В этой зоне принятые помехи будут ослаблены в 50-100 раз по сравнению с такими же помехами принятыми главным лепестком.

Для того чтобы помеха подавила сигнал цели, она должна иметь мощность не меньшую, чем мощность сигнала. Следовательно, если помеха и сигнал цели одинаковой мощности действуют в главном лепестке, сигнал будет подавлен помехой, а если помеха действует в боковых лепестках, подавлена будет помеха. Поэтому постановщик помех, находящийся в боковых лепестках, должен излучать мощность в 50-100 раз большую, чем в главном лепестке. Сумма главного и боковых лепестков образует диаграмму направленности антенны (ДНА).

ПКР предыдущих поколений имели механический привод сканирования луча и формировали один и тот же главный лепесток ДНА и на передачу, и на приём. Цель или помеха могут быть запеленгованы только если они находятся в главном лепестке, а не в боковых.

Новейшие РГСН ДПКР «Гарпун» (США) имеют антенну с активной фазированной антенной решеткой (АФАР). Эта антенна имеет один луч на излучение, но на приём может, кроме основной ДНА, сформировать ещё 2 дополнительных ДНА, смещенных относительно основной ДНА влево и вправо. Основная ДНА работает на приём и передачу точно так же, как и механическая, но имеет электронное сканирование. Дополнительные ДНА предназначены для подавления помех и работают только на приём. В результате, если помеха действует в области боковых лепестков основной ДНА, она будет запеленгована дополнительной ДНА. Кроме того, встроенный в РГСН компенсатор помех сверх этого подавит такую помеху в 20-30 раз.

В итоге получаем, что помехи, принятые по боковым лепесткам, в механической антенне будут ослаблены в 50-100 раз за счет ослабления в боковых лепестках, а в АФАР в те же 50-100 раз и в компенсаторе ещё в 20-30 раз, что значительно улучшает помехозащищённость РГСН С АФАР.

Замена механической антенны на АФАР потребует полной переработки РГСН. Невозможно предсказать, когда эта работа в России будет выполнена.

1.2.2. Групповое подавление РГСН (спецпункт для заинтересованных)

Корабли могут обнаруживать появление ДПКР сразу после её выхода из-за горизонта с помощью КРЭП по излучению её РГСН. На дальностях порядка 15 км ДПКР может быть обнаружена и с помощью РЛС, но только в том случае, когда РЛС имеет очень узкий луч по углу места — менее 1 град, или обладает значительным запасом мощности передатчика (см. пункт 2 приложения). Антенна должна быть установлена на высоте более 20 м.

Читать  Протралено. Фарватер чист!

На дальностях порядка 20 км излучение главного лепестка РГСН перекроет весь КУГ. Тогда для максимального расширения зоны помех шумовая помеха излучается двумя крайними кораблями. Если в главный лепесток РГСН одновременно попадают 2 помехи, то РГСН наводится на энергетический центр между ними. По мере приближении к КУГ, на расстояниях 8-12 км корабли начинают обнаруживаться по отдельности. Тогда для того чтобы РГСН не стала наводиться на один из источников помех, начинает действовать тот КРЭП, который попадает в зону боковых лепестков РГСН, а другие отключаются. На дальностях более 8 км мощности КРЭП должно хватить, но при подлёте на дальность 3-4 км КРЭП переходит с излучения шумовой помехи на имитационную. Для этого КРЭП должен получить от РЛС точные значения дальности от ПКР до обоих защищаемых кораблей. Соответственно, ложные отметки должны располагаться на дальностях, совпадающих с дальностями кораблей. Тогда РГСН, получив более мощный сигнал из бокового лепестка, не будет принимать никакие сигналы с данной дальности.

Если РГСН обнаружит, что в том направлении, куда она летит, нет ни целей, ни источников помех, она перейдёт в режим поиска целей и, сканируя лучом, наткнётся на излучающий КРЭП своим главным лепестком. В этот момент РГСН сможет запеленговать излучение КРЭП. Для предотвращения пеленгации данный КРЭП выключается, а включается КРЭП того корабля, который попал в зону боковых лепестков РГСН. При такой тактике РГСН так и не получает ни отметку цели, ни пеленг КРЭП, и промахивается. В итоге оказывается, что каждой ПКР КРЭПы КУГа должны ставить мощные помехи, действующие по боковым лепесткам РГСН, причем по индивидуальной программе, связанной с текущим положением луча РГСН. Когда атакуют не более 2-3 ПКР, то организовать такое взаимодействие можно, но при атаке десятка ПКР начнутся сбои.

Вывод: при обнаружении массированной атаки необходимо использовать одноразовые и ложные цели.

1.2.3. Использование дополнительных возможностей дезинформации РГСН

Для защиты малозаметных кораблей можно использовать выстреливаемые одноразовые передатчики помех. Задачей этих передатчиков является приём импульсов РГСН и ретрансляция их обратно. Тем самым передатчик посылает ложный эхо-сигнал, отраженный от несуществующей цели. Обеспечить перенацеливание ПКР на эту цель можно, если скрыть все истинные отметки. Для этого в тот момент, когда ПКР подлетит на дальность порядка 5 км, передатчик выстреливается в сторону от корабля на 400-600 м. Перед выстрелом КРЭПы всех кораблей включают шумовые помехи. Тогда РГСН получает целую зону, забитую помехами, и вынуждена начать новое сканирование. На краю зоны помех она найдёт ложную отметку, которую примет за истинную и перенацелится на неё. Недостатком этого метода является то, что мощность передатчика невелика и имитировать старые корабли с высокой заметностью он не сможет.

Более мощные помехи можно излучать, если разместить передатчик на аэростате, но аэростат расположится не там, где требуется, а с подветренной стороны. Значит, потребуется что-то типа квадрокоптера.

Ещё эффективнее оказываются буксируемые ложные отражатели на плотиках. 2-3 плотика с установленными на них четырьмя уголковыми отражателями размером 1 м обеспечат имитацию крупного корабля с ЭОП тысячи квадратных метров. Плотики могут располагаться и в центе КУГ, и сбоку. Скрытие истинных целей в этой ситуации обеспечивают КРЭПы.

Всей этой мешаниной придется управлять из центра обороны КУГ, но о таких работах в России что-то не слышно.

Объём статьи не позволяет рассмотреть ещё оптические и ИК ГСН.

2. Уничтожение ПКР ЗУРами

Задача применения ЗУР, с одной стороны, проще, чем задача применения КРЭП, так как результаты пуска сразу становятся ясны. С другой стороны, малый боекомплект ЗУР вынуждает беречь каждую из них. Массогабариты и стоимости ЗУР малой дальности (МД) значительно меньше, чем большой дальности (БД). Поэтому желательно использовать ЗУР МД при условии, что удастся обеспечить высокую вероятность поражения ПКР. Исходя из возможностей РЛС по обнаружению маловысотных целей желательно обеспечивать значение дальней границы зоны поражения ЗУР МД 12 км. Данная тактика ПВО определяется и возможностями противника. Например, у Аргентины в фолклендской войне имелось всего 6 ПКР и поэтому они применяли ПКР по одной. У США имеется 7 тыс. ПКР «Гарпун», и они могут применять залпы более чем по 10 штук.

2.1. Оценка эффективности различных ЗРК МД

Наиболее совершенным считается американский корабельный ЗРК МД RAM, который поставляется и союзникам США. На эсминцах «Арли Бёрк» RAM работает под управлением РЛС ЗРК «Иджис», чем обеспечивается всепогодность его применения. ГСН ЗУР имеет 2 канала: пассивный радиоканал, наводящийся на излучение РГСН ПКР, и инфракрасный (ИК), наводящийся на тепловое излучение ПКР. ЗРК является многоканальным, так как каждая ЗУР наводится самостоятельно и может не пользоваться управлением от РЛС. Дальность пуска 10 км близка к оптимальной. Максимальная располагаемая перегрузка ЗУР 50 g позволяет перехватывать даже интенсивно маневрирующие ПКР.

ЗРК разрабатывался 40 лет назад под задачу уничтожения советских СПКР, и работать по ГПКР он не обязан. Высокая скорость ГПКР позволяет ей без существенной потери скорости совершать манёвры и с высокой интенсивностью и с большой амплитудой боковых отклонений. Если такой манёвр начнется уже после того, как ЗУР пролетела значительное расстояние, то энергетики ЗУР может просто не хватить для подлёта к новой траектории ГПКР. В этом случае ЗРК вынужден будет сразу запускать пакет из 4 ЗУР в 4 различных направлениях (квадратом вокруг траектории ГПКР). Тогд, при любом манёвре ГПКР одна из ЗУР её перехватит.

К сожалению, российские ЗРК МД подобными качествами похвастаться не могут. ЗРК «Кортик» разрабатывался тоже 40 лет назад, но под концепцию дешевой ”безголовой” ЗУР, наводимой командным методом. Его РЛС миллиметрового диапазона не обеспечивает наведение в сложных метеоусловиях, а ЗУР имеет дальность всего 8 км. Из-за использования РЛС с механической антенной ЗРК одноканален.

ЗРК «Палаш» является модернизацией ЗРК «Кортик», проведенной из-за того, что штатная РЛС «Кортика» не обеспечивала нужную точность и дальность наведения. Замена РЛС на ИК прицел точность повысила, но дальность обнаружения в сложных метеоусловиях ещё уменьшилась.

ЗРК «Гибка» использует ЗУР «Игла» и обнаруживает ДПКР на слишком малых дальностях, а СПКР не может поразить из-за большой её скорости.

Приемлемую дальность поражения мог бы обеспечить ЗРК «Панцирь-МЕ», по нему опубликованы лишь отрывочные сведения. Первый экземпляр ЗРК в этом году установлен на МРК «Одинцово».

Его преимуществами являются увеличенная до 20 км дальность пуска и многоканальность: одновременно наводится 4 ЗУР на 4 цели. К сожалению, некоторые недостатки «Кортика» сохранились. ЗУР осталась безголовой. Видимо, авторитет генерального конструктора Шепунова настолько велик, что его высказывание полвека назад («Я радиолокаторами не стреляю!») довлеет до сих пор.

При командном наведении РЛС измеряет разность углов на цель и на ЗУР и корректирует направление полёта ЗУР. РЛС Наведение имеет 2 диапазона: высокоточный миллиметровый и среднеточный сантиметровый диапазоны. При имеющихся размерах антенн угловая ошибка должна составлять 1 миллирадиан, то есть боковой промах равен одной тысячной доле дальности. Значит, на дальности 20 км промах составит 20 м. При стрельбе по большим самолетам этой точности может и хватить, но при стрельбе по ПКР такая ошибка недопустима. Положение ещё ухудшится, если цель будет маневрировать. Для выявления манёвра РЛС должна следить за траекторией 1-2 сек. За это время ДПКР при перегрузке 1 g сместится на 5-20 м. Только при уменьшении дальности до 3-5 км ошибка уменьшится настолько, что ПКР удастся перехватить. Метеоустойчивость миллиметрового диапазона очень низка. В тумане или даже при слабом дожде дальность обнаружения падает в разы. Точность сантиметрового диапазона обеспечит наведение на дальность не более 5-7 км. Современная электроника позволяет получать малогабаритные ГСН. Даже неохлаждаемая ИК ГСН могла бы существенно улучшить вероятность перехвата.

2.2. Тактика применения ЗРК МД

В КУГ выбирается основной (наиболее защищённый) корабль, то есть тот, на котором имеется наилучший ЗРК МД с наибольшим запасом ЗУР или находящийся в наиболее безопасной ситуации. Например, расположенный дальше других от ПКР. Именно он и должен излучать помехи РГСН. Тем самым основной корабль вызывает атаку на себя. Для каждой атакующей ПКР может быть назначен свой основной корабль.

Читать  Карабинная эпопея северян и южан

Желательно, чтобы основным выбирался тот корабль, к которому ПКР подлетает не сбоку, а с носа или кормы. Тогда вероятность поражения корабля уменьшится, а эффективность применения зенитных орудий возрастает.

Другие корабли могут поддерживать основной, сообщая ему данные о высоте полёта ПКР или даже обстреливая её. Например, ЗУР ЗРК «Гибка» может успешно поражать ДПКР вдогон.

Для поражения ДПКР на дальней границе зоны пусков можно вначале пустить одну ЗУР МД, оценить результаты первого пуска и при необходимости произвести второй. Только если потребуется третий, тогда пускается пара ЗУР.

Для поражения СПКР ЗУРы необходимо пускать парами сразу.

ГПКР может поражать только ЗРК RAM. Российские ЗРК МД из-за использования командного метода наведения ЗУР поразить ГПКР не могут, т. к. командный метод не позволяет поразить маневрирующей цели из-за большой задержки реакции.

2.3. Сравнение конструкций ЗРКБД

В 1960-е годы в США заявили о необходимости отражать массированные атаки советской авиации, для чего им потребуется разработать ЗРК, РЛС которого мог бы мгновенно переключать луч в любое направление, то есть РЛС должна использовать фазированную антенную решетку (ФАР). Армия США разрабатывала ЗРК «Патриот», но моряки заявили, что для них нужен существенно более мощный ЗРК, и стали разрабатывать «Иджис». Основой ЗРК стала многофункциональная (МФ) РЛС, которая имела 4 пассивных ФАР, обеспечивающих круговой обзор.

(Примечание. РЛС с пассивными ФАР имеют один мощный передатчик, сигнал которого разводится в каждую точку антенного полотна и излучается через пассивные фазовращатели, установленные в этих точках. Меняя фазу фазовращателей, можно почти мгновенно менять направление луча РЛС. Активная ФАР не имеет общего передатчика, а в каждой точке полотна устанавливается свой микропередатчик.)

Ламповый передатчик МФ РЛС имел исключительно высокую импульсную мощность и обеспечивал высокую помехозащищенность. МФ РЛС работала в метеоустойчивом 10-см диапазоне волн, при самонаведении ЗУР использовалась полуактивная РГСН, не имевшие собственного передатчика. Для подсвета целей применялась отдельная РЛС 3-см диапазона. Использование этого диапазона позволяет РГСН иметь узкий луч и наводиться на подсвеченную цель с высокой точностью, но 3-см диапазон имеет невысокую метеоустойчивость. В условиях плотной облачности он обеспечивает дальность наведения ЗУР до 150 км, а при дожде ещё меньше.

МФ РЛС обеспечивала и обзор пространства, и сопровождение целей, и наведение ЗУР и ЦУ для РЛС подсвета.

Модернизированный вариант ЗРК имеет обе РЛС с активными ФАР: МФ РЛС 10-см и высокоточную РЛС наведения 3-см диапазонов, заменившую РЛС подсвета. ЗУР имеют активные РГСН. Для ПВО используется ЗУР БД «Стандарт» SM6 с дальностью пуска 250 км, а для ПРО – SM3 с дальностью 500 км. Если необходимо выпустить ЗУР на такие дальности в сложных метеоусловиях, то наведение на маршевом участке осуществляет МФ РЛС, а на конечном — активная РГСН.

АФАР имеют малую заметность, что важно для кораблей стелс. Мощности АФАР МФ РЛС достаточно для обнаружения БР на очень больших расстояниях.

В СССР не стали разрабатывать специальный корабельный ЗРК, а доработали С-300. РЛС наведения 3-см диапазона С-300ф, как и С-300, имела только одну пассивную ФАР, поворачиваемую в заданный сектор. Ширина сектора электронного сканирования была порядка 100 град, то есть РЛС предназначалась только для сопровождения целей в данном секторе и наведения ЗУР. ЦУ этой РЛС выдавала обзорная РЛС с механически вращаемой антенной. Обзорная РЛС значительно уступает МФ, так как просматривает всё пространство равномерно, а МФ выделяет главные направления и туда посылает большую часть энергии. Передатчик РЛС наведения С-300ф имел значительно меньшую мощность, чем у «Иджиса». Пока ЗУР имели дальность пуска до 100 км, разница мощностей не играла главной роли, но появление нового поколения ЗУР с увеличенной дальностью повысило и требования к РЛС.

Помехозащищенность РЛС наведения обеспечивалась за счёт очень узкого луча — менее 1 град, и компенсаторов помех, пришедших по боковым лепесткам. Компенсаторы работали плохо и в сложной помеховой обстановке их просто не включали.

ЗУР БД имела дальность 100 км и весила 1,8 т.

Модернизированный ЗРК С-350 был существенно улучшен. Вместо одной поворачиваемой ФАР установили 4 неподвижных и обеспечили круговой обзор, но диапазон остался прежним, 3-см. Используемая ЗУР 9М96Е2 имеет дальность до 150 км, несмотря на то, что масса уменьшилась до 500 кг. В сложных метеоусловиях возможность сопровождать цель на дальностях свыше 150 км зависит от ЭОП цели. По ИБ F-35 мощности явно не хватит. Тогда сопровождать цель придётся обзорной РЛС, которая имеет и худшую точность, и худшую помехозащищенность. Остальные сведения не публиковались, но, судя по тому, что использовалась аналогичная пассивная ФАР, значительных изменений не произошло.

Из вышеизложенного видно, что «Иджис» выигрывает у С-300ф по всем параметрам, но его стоимость (300 млн. долл.) не может нас устроить. Будем предлагать альтернативные решения.

2.4. Тактика использования ЗРК БД[/h3]
[h5]2.4.1. Тактика использования ЗУРБД для поражения ПКР

ЗУР БД должны использоваться только для стрельбы по самым важным целям: сверхзвуковым и гиперзвуковым ПКР (СПКР и ГПКР) а также ИБ. Поражать ДПКР должны ЗУР МД. СПКР может поражаться на маршевом участке, на дальностях 100-150 км. Для этого обзорная РЛС должна обнаружить СПКР на дальностях 250-300 км. Не каждая РЛС способна обнаружить небольшую цель на таких дальностях. Поэтому часто придётся проводить совместное сканирование всеми тремя РЛС. Если ЗУР типа 9М96Е2 будет командным методом выведена на расстояние 10-20 км от СПКР, то она с высокой вероятностью наведётся на СПКР.

ГПКР при полёте на маршевом участке высотой 40-50 км поражаться не может, но при снижении на высоты 20-30 км вероятность наведения ЗУР резко увеличивается. На меньших высотах ГПКР может начать маневрировать, и вероятность поражения несколько уменьшится. Следовательно, первая встреча ГПКР и ЗУР БД должна произойти на дальности 40-70 км. Если первая ЗУР не поразит ГПКР, то далее пускается ещё пара.

2.4.2. Тактика атаки КУГа противника группой ИБ

Поражение ИБ является более сложной задачей, так как они действуют под прикрытием помех. ЗРК «Иджис» находится в предпочтительной ситуации, так как советские ИБ семейства Су-27 имели ЭОП вдвое большую, чем у их прототипа F-15. Поэтому Су-27, летящий на крейсерской высоте 10 км, будет обнаружен сразу после выхода из-за горизонта на дальности 400 км. Чтобы не дать возможности «Иджису» обнаружить цели, наши ИБ должны применить КРЭП. Поскольку у России постановщики помех отсутствуют, придётся применять индивидуальные КРЭПы ИБ. Учитывая малую мощность КРЭП, ближе чем на 200 км подходить будет опасно. Для пуска ПКР по внешнему ЦУ можно воспользоваться и таким рубежом, полагая, что ПКР на месте сами разберутся, но для вскрытия состава КУГ придётся лететь далее. На эсминцах «Арли Бёрк» установлены КРЭПы рекордных мощностей, поэтому необходимо подлететь к КУГ на 50 км. Легче всего до выхода из-за горизонта начать снижение, опускаясь всё время ниже горизонта до высоты 40-50 м.

Лётчики ИБ осознают, что максимум через 15 сек после выхода по ним будет произведен первый пуск ЗУР. Для срыва атаки ЗУР необходимо наличие пары ИБ, расстояние между которыми не превышает 1 км.

Если и на дальности 50 км БРЛС ИБ окажутся подавлены помехами, то необходимо с помощью КРЭП разведать координаты работающих корабельных РЛС. Для точного определения необходимо, чтобы расстояние между КРЭПами было не менее 5-10 км, значит, понадобится вторая пара ИБ.

Для пуска ПКР производится целераспределение разведанных источников помех и РЛС, а после пуска ПКР ИБ интенсивно разворачиваются и уходят за горизонт.

Для пуска с дальностей порядка 50 км особенно эффективен пуск пары СПКР Х-31, одна с активной, а вторая с противорадиолокационной РГСН.

2.4.3. Тактика использования ЗРК БД для поражения ИБ F-35

Концепция применения ИБ против КУГ вообще не предусматривает вход ИБ в зону действия ЗРК МД, а на дальностях более 20 км исход противоборства определяется возможностью РЛС ЗРК преодолеть помехи. Постановщики помех, действующие из безопасных зон, не могут эффективно скрывать атакующие ИБ, так как зона дежурства постановщика находится далеко — за радиусом поражения ЗУР БД. Постановщиков, действующих в строях ИБ, нет даже в США. Поэтому скрытность ИБ определится соотношением мощности КРЭП и ЭОП цели. У ИБ F-15 ЭОП=3-4 м.кв, а ЭОП F-35 засекречена и измерить её с помощью РЛС не удаётся, так как на F-35 в мирное время установлены дополнительные отражатели, увеличивающие ЭОП в несколько раз. Большинство экспертов оценивает ЭОП = 0,1 м. кв.

Читать  Вежливые люди полковника Омарова

Мощность наших обзорных РЛС намного уступает МФ РЛС «Иджиса», поэтому даже без помех едва ли удастся обнаружить F-35 далее 100 км. При включении КРЭП отметка F-35 вообще не обнаруживается, а видно только направление на источник помех. Тогда придётся обнаружение цели передать РЛС наведения, направив её луч на 1-3 сек в направлении помехи. Если налёт будет массированный, то обслужить все направления помех в таком режиме не удастся.

Существует и более дорогой метод определения дальности источника помехи: запускают ЗУР БД на большую высоту в сторону помехи, а РГСН сверху принимает сигнал помехи и ретранслирует его на РЛС. Луч РЛС также направлен на помеху и принимает её. Приём одного сигнала из двух точек и его пеленгация позволяет определить положение помехи. Но не каждая ЗУР способна ретранслировать сигнал.

Если в лучи РГСН и РЛС одновременно попадает 2-3 помехи, то они запеленгуются каждый отдельно.

Впервые линия ретрансляции была применена в ЗРК «Патриот». В СССР задачу упростили и стали пеленговать только одиночный источник помех. Если в луче оказывалось несколько источников, то определить их количество и координаты не удавалось.

Итак, основной проблемой при наведении ЗУР БД С-350 на F-35 окажется способность ЗУР 9М96Е2 ретранслировать сигнал. Сведения об этом не публикуются. Малый размер диаметра корпуса ЗУР делает луч РГСН широким, попадание в него нескольких помех весьма вероятно.

3. Выводы

Эффективность группового ПВО значительно выше, чем ПВО одиночного корабля.

Для организации круговой обороны в составе КУГ должно быть не менее трёх кораблей.

Эффективность групповой ПВО определяется алгоритмами взаимодействия РЛС КРЭП и совершенством ЗУР.

Качественная организация ПВО и достаточность боекомплекта обеспечивает поражение всех типов ПКР.

Наиболее острые проблемы российского ВМФ:
— отсутствие эсминцев не даёт возможности обеспечивать КУГ и главным кораблём с достаточным боекомплектом и мощным КРЭП;
— нехватка фрегатов типа «Адмирал Горшков» не позволяет действовать в океане;
— недостатки ЗРК малой дальности не позволяет надежно отражать залп многих ПКР;
— отсутствие беспилотных вертолётов с РЛС обзора морской поверхности, способной давать целеуказание для пуска собственных ПКР;
— отсутствие единой концепции ВМФ, позволяющей формировать унифицированный ряд РЛС для кораблей различных классов;
— отсутствие мощных МФ РЛС, решающих задачи ПВО и ПРО;
— недостаточное внедрение технологии стелс.

Приложение

Пояснение к вопросам по первой статье.

О цели публикации серии.

Автор считает, что положение ВМФ достигло настолько критического уровня, что необходимо проводить широкий обмен мнениями по этому вопросу. На сайте «ВО» не раз высказывалось мнение о том, что программа ГПВ 2011-2020 сорвана. Например, фрегатов 22350 вместо 8 построено 2, эсминец так и не спроектировали — кажется, нет двигателя. Кто-то предлагает купить двигатель у китайцев. Цифры построенных за год кораблей выглядят красиво, но нигде не указывается, что крупных кораблей среди них почти нет. Скоро начнём рапортовать о спуске на воду очередной моторной лодки, но реакции на это на сайте не ощущается.

Возникает вопрос: если мы не обеспечили количество, то не пора ли задуматься о качестве? Чтобы опережать конкурентов, необходимо избавиться от дефектов. Требуются конкретные предложения. Метод мозгового штурма предлагает не отвергать с порога никакие идеи. Даже предложенный кем-то проект боевого парусника дальнего плавания, хотя и весел, но может быть обсужден.

Автор не претендует на широту кругозора и на незыблемость утверждений. Большинство приведенных количественных оценок являются его личным мнением. Но если не подставиться под огонь критики, то скуку на сайте не преодолеть.

Комментарии к статье показали, что такой подход оправдывается: дискуссия пошла активно.

Мнение читателя

«Я работал на корабельной РЛС, и на ней низколетящая цель (НЛЦ) не видна. Обнаруживаешь её в последние секунды. РЛС — это дорогостоящая игрушка. Только оптика и спасает».

Пояснение. Проблема НЛЦ является основной для корабельных РЛС. Читатель не указал, какая из РЛС с задачей не справилась, а ведь не каждая РЛС обязана это делать. Только РЛС с очень узким лучом, не более 0,5 град, способны обнаружить НЛЦ сразу после выхода из-за горизонта. Ближе всего к этому требованию подходят РЛС С300ф и «Кортик». Сложность обнаружения состоит в том, что НЛЦ появляется из-за горизонта под очень малыми углами места — сотые доли градуса. При таких углах поверхность моря становится зеркальной, и в приёмник РЛС приходит сразу два эхо-сигнала — от истинной цели и от её зеркального изображения. Зеркальный сигнал приходит в противофазе к основному и тем самым погашает основной сигнал. В результате принятая мощность может уменьшится в 10-100 раз. Если луч РЛС узок, то, подняв его выше горизонта на долю ширины луча, можно заметно ослабить зеркальный сигнал, и он перестанет погашать основной. Если луч РЛС шире 1 град, то обнаружить НЛЦ она может только за счёт большого запаса мощности передатчика, когда сигнал даже после погашения может быть принят.

Оптические системы хороши только в хороших метеоусловиях, в дождь и туман они не работают. Если РЛС на корабле нет, то противник с радостью дождется тумана.

Мнение о ГПКР «Циркон»

«Почему «Циркон» нельзя пускать в режиме НЛЦ? Если маршевый участок проходить на дозвуке, а на дальности 70 км разогнаться до 8 М, то можно и на высоте 3-5 м подойти к цели».

Пояснение. Гипер- или сверхзвуковыми следует называть только те ПКР, которые имеют прямоточный двигатель. Его достоинства: прост, дёшев, лёгок и экономичен. Отсутствие турбины приводит к тому, что воздух в камеру сгорания подаётся воздухозаборниками, которые хорошо работают только в узком диапазоне скоростей. Летать и на 8 М, и на 2 М ПВРД не должен, а о дозвуке нечего и говорить.

Ещё в СССР разрабатывали двухступенчатые ПКР, например, «Москит», но хороших результатов не получили. То же и с «Калибрами», дозвуковой 3М14 летит 2500 км, а двухступенчатый 3М54 — 280. Двухступенчатый «Циркон» окажется ещё и тяжелее.

Летать на высоте 5 м ГПКР не сможет, так как ударная волна поднимет тучу брызг, которая легко обнаружится РЛС, а звук — гидролокатором. Высоту придётся повысить до 15 м, и дальность обнаружения РЛС увеличится до 30-35 км.

Мнение

«Наводить ГПКР «Циркон» можно и со спутников, оптикой или лазерным локатором».

Пояснение. На спутнике многотонный телескоп или лазер не разместишь, поэтому о наблюдении с геостационарной орбиты говорить не будем. Маловысотные спутники с высот 200-300 км могут что-то обнаружить в хорошую погоду. Но сами спутники в военное время могут быть уничтожены, ЗУР SM3 должна с этим справиться. Кроме того, в США разрабатывали специальный снаряд (кажется, ASAD), запускаемый с ИБ F-15 для поражения низковысотных спутников, да и противоспутник Х-37 уже испытан.

От оптики можно замаскироваться с помощью дымов или аэрозолей. Да и на таких высотах спутники постепенно тормозятся и сгорают. Иметь много спутников слишком дорого, а при имеющемся количестве обзор поверхности происходит один раз в несколько часов.

Загоризонтные РЛС также не обеспечивают ЦУ, так как точности их невелики а, в военное время они могут быть подавлены помехами.

Самолёты ДРЛО А-50 могли бы выдать ЦУ, но они будут летать только в сопровождении пары ИБ, то есть не далее 1000 км от аэродрома. К «Иджису» они не будут подлетать ближе 250 км, а на таких больших дальностях РЛС будет подавлена помехами.

Вывод: проблема ЦУ до сих пор не решена.

Распространённое мнение

«Когда точное наведение «Цирконов» на АУГ обеспечить не удаётся, то лучше всего применить спецзаряд 50 кт, вполне хватит для того, чтобы от АУГ только обломки остались».

Пояснение автора. Здесь вопрос уже не военный, а психологический. Хочется подергать тигра за усы. Козёл Тимур боднул тигра Амура и остался жив. В ветлечебнице его подлечили. Ну а мы… Хотим полюбоваться остеклованной пустыней на месте Москвы? Ядерный удар по такой стратегической цели, как АУГ, для американцев будет означать только одно: третья (и последняя) мировая война началась.

Давайте далее поиграем в конвенциональные войны, любители спецзарядов пусть беседуют на спецсайтах.

Вопрос борьбы с АУГ для нашего ВМФ является центральным. Ему будет посвящена третья статья.

Источник: https://topwar.ru/175379-jeffektivnost-pvo-korabelnoj-udarnoj-gruppy-kug.html

Оцените статью
Pro-Вести - информационный портал
Добавить комментарий