Корабль антитеррора. Черноморский флот получит новый «трансформер»

Армия


«Сергей Котов» станет четвертым кораблем в серии. В составе Черноморского флота уже действуют три патрульных корабля проекта 22160 – «Василий Быков», «Дмитрий Рогачев» и «Павел Державин».

В пресс-службе ЧФ рассказали, что в ходе первого этапа испытаний «Сергея Котова» в море будет проверена работа систем жизнеобеспечения, энергетики и живучести, работа средств радиотехнического вооружения, связи, вентиляции и кондиционирования, а также показатели скорости, маневренности и остойчивости корабля. Далее судостроители совместно с экипажем проведут ревизию корабельных систем, устройств и механизмов. До конца года корабль пополнит состав Черноморского флота.

Проект 22160 начал разрабатываться еще в 2000-х годах на фоне «моды на модульные конструкции» – и в России, и в ряде других стран. Наличие модуля предполагает резервацию места на корабле для его установки.

В модуле может находиться различное дополнительное оборудование: ракетные пусковые установки, оборудование гидроакустических станций, штабное оборудование с рабочими местами специалистов, даже госпиталь. В западных медиа такую конструкцию называют «корабль-трансформер».

«Модульные корабли есть, а серийных модулей для них – пока нет. Те, которые созданы, презентуются на выставках. Это проблема не только ВМФ России, но и флотов других стран. Например, у США есть корабли класса Littoral Combat Ship, на них тоже предусматривается возможность использования системы модулей, но их тоже нет. Многие страны начали строить такие корабли, потому что это дешевое решение на фоне резкого подорожания строительства полноценных боевых кораблей», – рассказал «Газете.Ru» научный сотрудник ИМЭМО РАН Илья Крамник.

По словам эксперта, считалось, что можно построить корабли, а потом закупить дополнительное оборудование, в том числе вооружение, и таким образом сэкономить.

«Но на поверку вышло, что создание отдельно корабля и отдельно модулей в итоге получается дороже, чем изначально полностью укомплектованный корабль. Модули нужно обслуживать, к ним нужно приставлять команду специалистов, которые должны работать постоянно. Адекватных решений сложившейся ситуации ни в одном флоте никакой из стран пока что не найдено», – подчеркнул Крамник.

По его мнению, в России создание подобных кораблей началось еще и в связи с недостаточным объемом строительства надводных боевых кораблей — корветов и фрегатов. Имеющиеся проблемы России усложнил разрыв отношений с Украиной в 2014 году.

Читать  Boeing начинает производство модернизированной версии вертолёта CH-47F Chinook Block II

«Украина перестала поставлять силовые установки, а российские фрегаты и старого образца, и нового поколения были оснащены украинскими двигателями. Потребовалось это перекрывать, и как следствие осложнилось строительство патрульных кораблей проекта 22160. В качестве замены планировалось поставить немецкие дизельные двигатели, но после оснастили отечественными, коломенскими. Строительство кораблей продолжилось, но не в том объеме и не с той скоростью, которые предполагались», – пояснил эксперт.

До конца 2023 года ВМФ РФ должен пополниться еще двумя патрульными кораблями серии, и всего их станет шесть, но планы были более масштабными.

«За счет модулей предполагалось повышать противолодочные возможности кораблей, устанавливать ударные системы, но вопрос оказался сложным по интеграции таких систем в сам корабль и по необходимости оснащения базовой платформы корабля средствами разведки и управления, которые бы обеспечивали эффективное функционирование таких модульных систем», – сказал «Газете.Ru» главный редактор журнала «Арсенал Отечества», член экспертного совета при Военно-промышленной комиссии Виктор Мураховский.

На корабле уже должна стоять боевая информационно-управляющая система, которая позволяет поставить, к примеру, ударный модуль с крылатыми ракетами и применять его в единой системе флота.

«У этих кораблей есть два достоинства – хорошая мореходность и большая дальность плавания. Эти корабли действительно могут выполнять патрульные задачи, но боевые возможности пока ограничены. Максимум что они могут – патрулировать экономическую зону, вести антитеррористические операции в дальних морях», – подытожил Крамник.



Источник

Оцените статью