Корветы, которые пойдут в бой

Армия
Корветы, которые пойдут в бой
Корвет проекта 20380, похоже, станет самым массовым кораблём ВМФ. Но его недостатки надо изжить. Фото: Виталий Спирин, nordsy.spb.ru

Радостная новость о перезапуске производства корветов на Амурском судостроительном заводе (АСЗ) не должна приводить к тому, чтобы свойственные этим кораблям недостатки перекочёвывали с одного корабля в серии на другой. Сейчас, пока не подписан контракт на производство этих кораблей и не «заморожен» их окончательный облик, имеет большое значение постановка вопроса об устранении врождённых недостатков этих корветов.

Сразу оговоримся: речь не идёт пока о вскрытии ВСЕХ недостатков. Дело в том, что некоторые из них (например, использование РТПУ СМ-588 для пуска торпед комплекса «Пакет-НК» вместо нормальных торпедных аппаратов или отсутствие полноценных средств гидроакустического противодействия) просто не могут быть устранены при соблюдении жесткой установки министра обороны С.К. Шойгу руководителю объединённой судостроительной корпорации А.Л. Рахманову: «Никаких новых ОКР».

Поэтому стоит поднять именно те проблемы, которые можно решить, не начиная разработки систем, которых у нас нет в серийном производстве, так, чтобы проблема решалась максимально быстро и за минимальные деньги. Но сначала стоит сделать экскурс в историю корветов проекта 20380 и 20385.

Трудные дети кораблестроения

Создание корветов проекта 20380 началось в конце 90-х гг. прошлого века в условиях крайнего недофинансирования Минобороны. Изначально вопрос стоял так: начать строить хоть что-то (причем изначально задумывалось практически без опытно-конструкторских работ, ОКР), чтобы просто сохранить надводное кораблестроение. Так, например, торпеды планировались в калибре 53 см, готовые изделия и в целом разработка чего-то нового на корвете была одна: ГЭУ из двигателей 16Д49 Коломенского завода и новой передачи РРП12000. Всё остальное в основном планировалось серийное.

Примечание: объективно ситуация в тот момент была не настолько критической и выполнение крупных экспортных заказов по кораблям показало это наглядно. Кроме того ВМФ в значительной мере сам загнал себя в удавку жесткого недофинансирования, активно соучаствуя в «ошибке хуже преступления» с СНВ-2 и программой «Борей-Булава» (с непомерным выпячиванием роли МСЯС и удавливая ради этого все остальное).

Т.е. реальная возможность внимательно осмотреться и выбрать действительно оптимальный вариант была (наглядный пример — фрегат проекта 22350, появившийся именно так). Но… действовали субъективные факторы (включая диссертацию тогдашнего главкома ВМФ).

С учетом того, что в начале 2000-х перспективы проекта 22350 были туманные и единственным серийным надводным боевым кораблем оказывался корвет проекта 20380, он начал стремительно обрастать ОКР.

При этом в факте самих ОКР ничего плохого не было, проблема была в их организации, особенно когда самые сложные и технически рискованные работы сознательно (т.е. по-страусиному пряча голову от вполне ожидаемых проблем) сдвигались на последние этапы выполнения, после чего, конечно, «совершенно неожиданно» (для руководителей этих разработок) «пришла зима», точнее, начались очень серьезные проблемы и срывы сроков (как технические, так и обусловленные таким же наивным графиком финансирования: «в последний момент все дадим» и «доделайте нам все за годик-два»).

Однако самым катастрофическим было то, что новые корветы их «отцы» рассматривали фактически не как боевые корабли, а как «демонстраторы флага», «демонстраторы технологий» и «картинки для экспорта».

В узких кругах широко известна фраза, приписываемая бывшему начальнику 1-го ЦНИИ военного кораблестроения, сказанная «по поводу»:

«Мы воевать ни с кем не будем. Корвет нужен для того, чтобы демонстрировать флаг».

Через несколько лет был первый в XXI веке морской бой – «Мираж» против грузинских катеров, но этот принцип, приписываемый И.Г. Захарову, преследует наши корветы как какой-то злой рок. Они по-прежнему строятся так, как будто их делают не для войны, а «чтобы было».

Ситуацию усугубляют организационные проблемы ВМФ и полное отсутствие координации действий между научными учреждениями флота.

Так, реальный «заказчик» это Минобороны (департамент гособоронзаказа, ДОГОЗ), причем это не формальный бухгалтер, а структура, непосредственно ведущая и надзирающая за ОКР. Более того, в самом ВМФ обзорная РЛС — это служба РТС (радиотехнических средств), а ЗУР и ЗРК — это служба РАВ (ракетно-артиллерийского вооружения»). То что на выходе этого процесса ЗРК лупят или в «молоко» или только по крайне простым мишеням (типа РМ-15М), эртээсников «не касается», это «проблемы РАВ».

Более того, всю эту басню Крылова («Лебедь, рак и щука») курируют разные институты! В досердюковский период над ними стояло Оперативное управление ВМФ, которое было благополучно разгромлено в ходе реформирования (последний человек, который бился за его восстановление, адмирал Сучков, ушел из жизни еще в августе 2013 г.).

Проблема ПВО корвета

Головной корвет строился с зенитным ракетно-артиллерийским комплексом ближнего рубежа (ЗРАК БР) «Кортик-М». При этом изначально рассматривался вопрос размещения на борту 2 ЗРАК (в корме без системы хранения и перезарядки ЗУР) вместе с командным модулем с РЛС «Позитив-М» (3-см диапазона).

Установка «Кортика», имевшего изначально параметр в 300 м (т.е. способный поражать цели, идущие только прямо на корабль) была обусловлена утратой возможности серийного изготовления ЗРК «Кинжал» и неготовностью перспективного ЗРК «Редут». При этом в дальнейшем в серии предусматривалась замена «Кортика-М» на «Панцирь-М» (имевший много более высокие ТТХ). Вариант был вполне рабочий, но… для пляжных условий.

Корветы, которые пойдут в бой
Головной корабль проекта, корвет «Стерегущий» со ЗРАК «Кортик-М»

Примечание: Курсовой параметр цели — кратчайшее расстояние по перпендикуляру от центра координатной системы, в котором расположено средство поражения, до проекции курса летящей на горизонтальную плоскость цели. Или проще: длина перпендикуляра к проекции траектории цели на поверхность (море, землю), проведённого из точки, откуда по цели ведётся огонь. Чем выше курсовой параметр, тем сложнее поражение цели, тем выше должна быть скорость того, чем поражается цель (снаряда или ракеты) и тем выше требования к прицеливанию и наведению. «Нулевой» параметр – самый простой случай, цель идёт прямо на оружие, которое должно её поразить.

Читать  Боевые корабли. Рейтинги и… рейтинги

Главных проблем было три: малый параметр, ограничения по поражению маневрирующих целей и метеозависимый мм-диапазон стрельбовой РЛС – она банально «слепла» не только от дождя, но и плотного тумана.

Первыми из этого состава с корвета была удалены кормовой «Кортик» и обзорная РЛС «Позитив-М» — в пользу РЛС «Фурке», проблемы по которой специалистам были ясны изначально.

С первого серийного корвета «с вещами на выход» попросили и «Кортик». Вместо него был установлен не существовавший тогда ЗРК «Редут».

Чисто формально, по ТТХ это был «лучший вариант» (больше зона поражения, параметр, обеспечен всеракурсный обстрел), однако это был «ЗРК, которого нет», притом с крайне дорогими зенитными управляемыми ракетами — ЗУР.

При этом сам «Редут», по сути, не существовал как ЗРК, как комплекс. Фактически им стали сами ЗУР с активной радиолокационной ГСН. В корабельной части комплекса просто отсутствовали средства радиокоррекции ЗУР. На корвете размещалась пусковая установка на 12 ячеек (12 ЗУР 9М96 или 48 ЗУР 9М100), БИУС «Сигма», вырабатывавший точку включения («раскрыва») ГСН, и полетное задание ЗУР по данным обзорной РЛС. Цель ГСН ракеты должна найти сама.

Корветы, которые пойдут в бой
Пуск ЗУР 9М96 зенитно-ракетного «комплекса» (кавычки тут вполне уместны) «Редут» с борта корвета пр. 20380

Требования по целеуказанию от РЛС соответствовали «Позитиву-М». Ошибки от «Фурке» были значительно больше допустимых. Кроме того, «Фурке», работающая на длине волны 10 см, имела серьезные проблемы по работе в приводном слое (по целям на сверхмалых высотах) на физическом уровне.

На это наложилось то, что «Редут», не имея линии радиокоррекции ЗУР, работал по принципу «выстрелил-забыл», т.е. даже простые маневры цели обеспечивали высокую вероятность ухода от ЗУР.

Представляет интерес оценка одного из специалистов, по понятным причинам предельно жесткая и эмоциональная.

…никого не интересует, а как, собственно, будут летать эти, без сомнения, прекрасные ракеты при отсутствии линии радиокоррекции и отвратительном целеуказании от «Фурке»… Так сказать, по схеме «выстрелил-забыл». О чем!!!!!!! О цели? Или о ракете? …разработчики ЗРК старательно обходят все острые углы, типа: «А как ваша ЗУР увидит цель при ошибках целеуказания в районе 1 град.?» …Ответ: увидит… И т.д.

Это писалось еще в 2006 г.!

Т.е. все катастрофические последствия такой замены для ПВО корвета должностными лицами понимались сразу, но «мы воевать ни с кем не будем… Корвет нужен для того, чтобы демонстрировать флаг…»

В данной ситуации ПВО корвета стала очень хорошая артиллерийская РЛС «Пума», которая фактически и обеспечивала целеуказание «Редуту» (через БИУС «Сигма»). Понятно, что такой вариант была фактически «костылем», т.е. 360-градусная зона поражения «Редута» «резалась» до малого сектора «Пумы», резко уменьшалась канальность ЗРК, увеличивалось работное время, а артиллерию при этом можно было применять только по данным оптических визиров, при том, что пушка этого корабля вполне могла бы применяться при отражении ракетного или воздушного удара.

Корветы, которые пойдут в бой
«Фурке», «Монолит», «Пума» и металлическая мачта, создающая «слепой сектор» в корме

Испытания головного корвета ясно показали все проблемы «Фурке», однако вместо замены ее на «Позитив-М» ВМФ ввязался в аферу по разработке «перспективного» интегрированного башенно-мачтового комплекса (ИБМК) «Заслон», причем организацией, не имеющей никакого опыта таких разработок. Последующие события ясно показывают, что «обоснование» этого было далеко не «техническим».

Не прошедший испытаний и не сбивший до сего момента ни одной воздушной цели «золотой» по стоимости ИБМК был установлен и на последние корабли проекта 20380 (т.е. имеем по сути не «корабли для флота», а «корабли для ИБМК»).

Корветы, которые пойдут в бой
Корвет «Алдар Цыденжапов» с ИБМК. Есть подозрения, что успешного поражения воздушной цели этим кораблём ждать придётся долго. А её цена неприятно удивила бы кого угодно

Степень «адекватности» разработки ИБМК и сопровождения ее со стороны ВМФ и МО (ДОГОЗ) наглядно показывает такой пример, что, несмотря на критическую проблему РК ЗУР для «Редута» (на «граблях» которой ВМФ «с упоением скакал» с конца 2000-х), установка РК для ИБМК не планировалась. Как говорили специалисты АО «Заслон» на МВМС-2019 по этому поводу: «Заказчик нам это не заказывал».

То есть маневренные цели корвет с ИБМК сбивать заведомо не в состоянии.

Из статьи А.В. Жукова «К вопросу обоснования требований к РЛС обнаружения целей корабельного ЗРК ближнего рубежа» (журнал ЦНИИ ВК «Морская радиоэлектроника», №4, 2004 г.):

…для ЗУР с ГСН применение СОЦ с грубым целеуказанием приведет к хаотическому обследованию ЗУР по потоку целей, а, следовательно, пропуску отдельных целей необстрелянными.

Что касается стоимости самого ИБМК «Заслон», то, по оценке специалистов, она «близка к стоимости всего головного корвета». В общем-то, с учетом такого «руководства» и «сопровождения» со стороны Минобороны и ВМФ, даже удивительно, что «Заслон» так «дешево» обошелся.

Однако аппетит приходит во время еды. И появляется «новый инновационный проект 20386». Как и с каким «хвостом неудобных вопросов» (на которые ВМФ так и не смог ничего внятного ответить)? Об этом читайте статьи «Хуже, чем преступление. Строительство корветов проекта 20386 — ошибка» и «Корвет 20386. Продолжение аферы». Необходимо отметить, что эти статьи имели большой резонанс, и в числе последствий второй из них появилась информация о проработках РК ЗУР для корветовского «Редута» и началось экстренное переделывание проекта 20386. Но это уже другая история.

Читать  Над всей Россией «Чистое небо»

Есть вопросы и по зенитно-артиллерийским установкам АК-630М, установленных на корвете в количестве двух единиц.

Сегодня их реальная эффективность весьма низка, и об этом прямо пишет сам их разработчик.

Из статьи А.В. Жукова «Об эффективности корабельных артиллерийских установок при отражении противокорабельных ракет»:

…ответ на вопрос о низкой эффективности существующего отечественного артиллерийского комплекса АК-630М находится в совершенно другой плоскости. …В комплексе АК-630М система измерения качек, артустановка и система управления стрельбой МР-123 МТК 201 выполнены в виде четырех самостоятельных постов и размещены на разных посадочных местах… Раздельное размещение артустановки и системы управления в АК-630М приводит к большим ошибкам стрельбы из-за невозможности учесть деформации корпуса корабля и неточности коррекции параллакса между постами. Ошибки стрельбы достигают 6 мрад вместо 2 мрад в комплексе «Голкипер».
…разнопостовая схема иногда предлагается и в отечественных комплексирующих системах. Очевидно, что эффективность артиллерийской стрельбы в этом случае будет низкой, что будет дискредитировать не только калибр снарядов, но и пользу от артустановок в системе ПВО ближнего действия…
Только однопостовая схема артиллерийского комплекса с 30-мм установкой и полноразмерной всепогодной системой управления, радиолокационной и оптико-электронной (тепло-телевизионной), обеспечит высокую эффективность ближайшего рубежа корабельной ПВО.

Корветы, которые пойдут в бой
Слепой сектор в корме от мачты, не самые эффективные сегодня зенитные установки, да и сектора обстрела могли бы быть лучше

ПВО является самой «тяжёлой» проблемой этого корабля, она сводит его боевую устойчивость при воздушном или ракетном ударе практически к нулю. Её обязательно нужно решать, и на новых, ещё не построенных кораблях, её можно решить «малой кровью» — быстро, недорого и, как обещал С.К. Шойгу, – «без ОКР».

Решение проблемы ПВО корветов

По факту сегодня мы имеем для корабля малого водоизмещения три принципиально различных ЗРК:

1. «Редут» (всеракурсный обстрел, самая большая зона поражения и канальность, но неспособность поражения маневрирующих целей, крайне дорогая ЗУР и проблема пропуска целей в плотном залпе).

2. «Панцирь-М» (дешевая ЗУР, но проблемы с поражением маневрирующих целей и особенно — острая метеозависимость комплекса).

3. «Тор-ФМ» («машина для сбивания целей», но со значительными ограничениями по сектору и дальности зоны поражения).

Объективно говоря, ни один ЗРК по отдельности не обеспечивает надёжной ПВО (и это «лебедь, рак, и щука» — наглядный пример «качества» «научного» сопровождения разработки ВМФ сегодня). В идеале нужна комплексная система, причем с возможностью модернизации ранее построенных кораблей и обеспечения их надежной ПВО.

Проблема поражения маневрирующих целей для «Редута» лечится просто: установкой канала радиокоррекции ЗУР, технически это возможно и обязано быть сделано ВМФ еще вчера (однако до сих пор не сделано).

Фактически имеем ситуацию того, что по плотному «шашлыку» (термин, используемый специалистами для описания удара ПКР) подлета ПКР со стандартной ПУ ПКРК «Гарпун» по причине отсутствия РК «Редут» заведомо пропускает цели (ПКР) в борт. Т.е. ПВО корвета с «Редутом» против залпа даже старых «Гарпунов» заведомо не обеспечена. С учетом поступления у так называемых партнеров новых ПКР LRASM (с много меньшей заметностью и дальностью захвата ГСН ЗУР) ситуация еще хуже.

Для «ближней зоны» ПВО, безусловно, нужна хорошая всепогодная стрельбовая РЛС с «жестким контролем» обстановки — целей и выстреленых ЗУР и их радиокоррекцией. Этот подход реализован в ЗРАК «Панцирь-М», однако с очень острым вопросом метеозависимости (с учетом мм-диапазона стрельбовой РЛС «Панциря»).

Старый «обзорник» «Панциря» стал флотским «Фурке» (со всеми его проблемами). На новом «Панцире» перешли в более коротковолновый диапазон («длинные сантиметры»), однако целесообразность и такого диапазона для морских условий вызывает вопросы (особенно с учетом «угрозы LRASM).

В результате размещение ЗРАК «Панцирь-М» на корвете на сегодня невозможно и нецелесообразно. Нельзя допускать такой ситуации, когда ПВО корабля с наступлением плохой погоды «заканчивается» (а с «Панцирем» это именно так).

Корветы, которые пойдут в бой
Камчатский циклон. В такую погоду «Панцирь-М» практически небоеспособен

При этом очень остро стоит вопрос (в т.ч. и для МРК проекта 22800) по замене миллиметровой стрельбовой РЛС «Панциря» на РЛС хотя бы 2-см диапазона. Жизнь все равно заставит это сделать (и дай бог, что бы не кровавый боевой опыт). Компактные и эффективные РЛС с «короткими сантиметрами», надежно работающие по малозаметным целям в приводном слое, в стране есть.

Для корветов, однако, нужно быстрое решение. И оно есть.

Главное – возврат к изначально планировавшейся на корветы обзорной РЛС «Позитив-М». Для целеуказания ракетному оружию – «Минерал» (с пассивной ФАР, как на проекте 22800), для артиллерии – РЛС «Пума».

Близкий состав вооружения установлен на первых МРК проекта 22800, и эти конструкторские решения «Каракурта» вполне могут быть взяты для новых корветов, тем более что они гораздо более удачны, чем на проекте 20380 (например, устранен «слепой сектор» обзорной РЛС в корме). Кроме того, это улучшит межкорабельную унификацию.

Корветы, которые пойдут в бой
МРК проекта 22800 «Каракурт» — почти тот самый РЛК, который нужен, обращаем внимание на радиопрозрачную вставку в мачте. Слепых зон нет

Безусловно, необходима установка аппаратуры радиокоррекции, но эту беду всех корветов необходимо устранять комплексно для всех кораблей с «Редутом» и отдельно от контракта АО «АСЗ».

С учетом высокой стоимости ЗУР 9М100, а, главное, того, что в серии каждая выпущенная заводом 9М100 означает невыпущенную ЗУР 9М96 (с учетом того, что 9М96 крайне ценны и важны для ПВО ВМФ и страны, и они нужны в максимально возможной серии), крайне целесообразна замена ЗУР 9М100 на радиокомандные 9М338К (с установкой системы управления на базе «Тора»). Данное решение позволяет решить и острую проблемы «голой кормы» для корветов предшествующей постройки.

Читать  Неисчерпаемая тема. Гражданская война в США и её карабины

Вопрос 9М338К должен рассматриваться в порядке последующей модернизации, а не будущего контракта АО «АСЗ».

Наступательное оружие

С. Шойгу ранее в одном из выступлений озвучивал необходимость увеличения числа боевых кораблей с комплексом ракетного оружия «Калибр». Увы, но корвет проекта 20380 им не оснащён. Возникает странная ситуация, когда у нас строятся маленькие, менее 1000 тонн водоизмещения, МРК, способные применять «Калибры» (а при доработке системы стрельбы и «Ониксы» и «Цирконы»), и большие и многоцелевые корветы, которые на это неспособны.

Известно, что одним из инициаторов массового внедрения КРО «Калибр» в ВМФ является президент В. Путин. Также известно, что серия из шести корветов, которые планируется построить на АСЗ, будет строиться по личному поручению президента.

В такой ситуации было бы логичным, если бы новые корветы были вооружены ракетами семейства «Калибр». Для этого необходимо, чтобы вместо проекта 20380 с изменённым составом радиоэлектронного вооружения (другой РЛК) были бы заложены по готовой рабочей конструкторской документации (с минимальными изменениями) корабли проекта 20385, с тем же самым предлагаемым РЛК (с «Позитивом-М»).

Корветы, которые пойдут в бой
Вверху 20380, внизу 20385. У последнего вместо КРО «Уран» применен УКСК с установками вертикального пуска 3С14

Во-первых, по сложности постройки для АСЗ не будет разницы между 20380 и 20385. Корабли во многом похожи, частично унифицированы, документация готова.

Во-вторых, строительство именно таких кораблей отвечает верной установке В. В. Путина и С. К. Шойгу в части насыщения флота носителями ракет семейства «Калибр».

В-третьих, такое решение позволяет в будущем отказаться от дублирующего подобные корветы по возможностям класса кораблей – МРК, и, соответственно, сэкономить на этом деньги. Теперь каждый корвет сможет заменить собой МРК при ударе по наземным целям.

В-четвёртых, оснащение корвета установкой вертикального пуска 3С14 позволит применять с него противолодочные ракеты (ПЛР).

Последние, с учётом того катастрофического состояния, в котором пребывает корабельная авиация и того, что вертолёты Ка-27 после так называемой модернизации могут считаться боеспособными лишь условно, являются единственной «длинной рукой» корвета, позволяющей нанести удар по подлодке противника, обнаруженной на пределе дальности обнаружения гидроакустического комплекса. Корвет без ПЛР и с нашими вертолётами — это мишень для подлодок.

Он же, но с ПЛР, становится охотником, а не добычей. Таким образом, чтобы в наших реалиях обеспечить корветам реальную боеспособность, необходимо перейти от проекта 20380 к 20385 с изменённым составом радиолокационного комплекса.

Некоторые другие вопросы

Для решения иных (многоцелевых задач) очень важны бортовые катера, в т.ч. с возможностью применения безэкипажных катеров (БЭК). К сожалению, корветы проекта 20380 имеют спуско-подъемные устройства катеров, не обеспечивающих применение в штормовых условиях, и малоэффективные катера. Наличие на корвете «адмиральского катера» (вместо рабочего) вызывает определенное недоумение. Лодка БЛ-680 имеет ряд серьезных недостатков (см. статью «Катерная афера»), главное — на ее базе невозможно создание эффективного БЭК.

Замена этих катеров и СПУ на современные возможна и крайне назрела, однако здесь необходимо понимать, что на корабле катер + СПУ представляют собой единый комплекс. Без эффективного СПУ применение катеров в штормовых условиях невозможно, при этом масса такого СПУ может составлять 1,5-2 массы самого катера.

В части гидроакустики требуется установка БУГАС с максимально длинной антенной.

Сроки по новым корветам очень жесткие (сдача всей серии должна уложиться в рамках действующей ГПВ), финансирование крайне ограниченное, поэтому нужно четко разделить то, что нужно делать ВМФ с корветами «вообще» и конкретно с кораблями по заявленному госконтракту с АО «АСЗ», и в первую очередь вопрос стоит по контракту «АСЗ».

Очевидно, вопрос №1 сейчас – замена радиолокационного комплекса на боеспособный: без него корвет будет не более чем мишенью, причём не только для подлодок.

Вопрос №2 — решение об установке УКСК, т.е. строительство серии по проекту 20385.

При этом снижение стоимости радиолокационного комплекса (причём многократно в данном случае) позволит оплатить вооружение корвета «Калибрами» и другими применяемыми из УВП 3С14 ракетами, включая ПЛР, с общим снижением цены всего корабля по сравнению с 20380 с установленной ИБМК. Такие корабли будут не только боеспособнее обычных 20380, не только вооружены лучше, чем 20380, но ещё и дешевле.

Еще одним решением для снижения стоимости может быть замена композитной надстройки на стальную (надежды на существенное уменьшение за счет композитов надстройки ЭПР корветов не получили подтверждения на серийных кораблях).

Упускать возможности удешевить корабль без снижения его боевых возможностей нельзя.

Заключение

Говоря о минусах корветов, надо упомянуть и про хорошее: промышленность (в том числе АСЗ) проделала огромную работу по приведению этого проекта в боеспособное состояние. Так, на последнем сданном АСЗ корвете, «Громком», изжиты те недостатки, от которых мучились балтийские корветы и отчасти «Совершенный».

На корабле почти всё работает, доведена до приемлемой надёжность 100-мм орудия, работает обмен информацией в группе, доведена главная энергетическая установка. Корабли проекта 20380 начали уверенно ходить в дальнюю морскую зону.

Вопросы остаются только по отражению ракетных ударов, и другой РЛК их решит.

Необходимо, сохранив положительный опыт доводки этих кораблей, который на сегодня имеет АСЗ, решить и упомянутые выше проблемы. По оценкам специалистов в области кораблестроения, только замена РЛК и отказ от композитов в пользу стали снизит стоимость корабля на 25-30% с одновременным ростом его боевых возможностей. Никаких объективных препятствий для этого нет.

А значит, это должно быть сделано как можно быстрее.

Источник: https://topwar.ru/174174-korvety-kotorye-pojdut-v-boj.html

Оцените статью
Pro-Вести - информационный портал
Добавить комментарий