Ленино. Освоение нового аэродрома

Армия


В кабинете командира полка внезапно собрали замов, комэсок, старшего штурмана. Там же находился случайно зашедший замполит полка. Все смотрели на командира вопросительно, только замполит вдохновенно ковырялся в носу. Командир начал совещание:

– Через две недели у нас по плану, как вы знаете, был Сахалин.

– А что, отменили? Вот народ обрадуется!

– Не обрадуется, все намного страшнее. Командировка по плану, только не Сахалин, а Камчатка.

– Обрадуется народ, ну точно обрадуется, это же не в глуши жить, а в Елизово, в городе, рядом Питер…

– Прекратите меня перебивать! Я же сказал – все намного страшнее!

– Товарищ командир! Да испугайте уж нас, а то говорите загадками…

– Пугаю. Камчатка, но не Елизово!

– Да там нет больше никаких аэродромов под наши самолеты.

– Я тоже так думал, но мы все ошибаемся. Родина в большой тайне от всех построила в центре Камчатки новый аэродром, и нам выпала честь его принять, облетать и обустроить. Короче, через неделю на Камчатку вылетает передовая команда и группа руководства полетами, после того как они все осмотрят, вылетает полк. Вопросы?

– Так где этот аэродром находится?

– Пока точных сведений нет. Инструкцию по производству полетов писали камчадалы, сейчас её утверждают. Как только утвердят, нам все доведут, но говорят, место глухое… Штурманам все изучить, всем довести, изобразить сдачу зачетов.

– Ну вот, не было печали…

– Да, чуть не забыл, этот аэродром называется Ленино.

– Да нам без разницы, как он называется, хоть Гадюкино.

Тут замполит, мирно изучавший содержимое своих ноздрей, вскинулся, как ужаленный.

– Кому это тут без разницы?

Удивленный таким порывом командир хмуро посмотрел на замполита.

– А что ты тут делаешь? Ну что там у тебя?

Замполит встал, застегнул и одернул тужурку, налил в стакан воды из графина, отхлебнул, зычно откашлялся и начал свою речь:

– Я не позволю так относиться к самому святому, что у нас есть. В то время, когда весь советский народ, не жалея своих сил, строит нам новые аэродромы, чтобы мы могли еще лучше бить врага, некоторые позволяют себе глумиться…

– Замполит, давай короче, изложи самую суть.

– Да как вы можете… У меня нет слов… Аэродром назван святым именем, именем ЛЕНИНА, а вам без разницы! Не забывайтесь, вы не только командиры, но и коммунисты! И ваша первейшая задача состоит в том, чтобы наше пребывание на этом аэродроме, на аэродроме имени нашего великого вождя, не омрачилось выходками ваших подчиненных, да и вашими тоже. Спрос будет повышенным, а контроль – постоянным. Я кончил.

Читать  Новый парашют для ВДВ выходит на этап государственных испытаний

Командир полка завершил совещание:

– Ну и слава Богу, то есть КПСС! Идите, обрадуйте своих подчиненных.

Когда народ разобрался, куда их посылают, где находится этот аэродром, то почему-то не обрадовался. В глуши, на болоте, вдали от населенных пунктов. Была рядом деревенька, но так, одно название. До ближайшего поселка – 60 километров. Загрустил народ…

А как не грустить?

Мало того, что на болоте, так и водки взять негде, не говоря уже о пиве.

Как жить?

Опытный командир отряда Семен посоветовал побольше водки брать с собой, с материка, мол, пока определимся на месте с этим делом, надо же как-то выживать в этом враждебном мире.

Через пару недель созрел полковой перелет. Передовая команда доложила, что бытовые условия отвратительные, зато погода устойчивая, вот уже неделю идет дождик. Заместитель командира полка из группы руководства полетами доложил, что все радиотехнические средства на месте, но работают из рук вон плохо. Командир полка принял решение лететь.

А как не принять такое решение, если командующий приказал лететь?

Наступил день перелета. Мрачные летчики нехотя рассаживались по самолетам, предварительно распихав по рабочим местам свои сумки. Полк запустился, начали выруливать. Один самолет запускаться не захотел. Ну, не совсем не захотел, один движок запустили, а вот второй – не идет.

– 901-й! У 543-го правый не запустился.

– Совсем?

– Совсем-совсем…

– «Пробирка» 901-му.

– На связи «Пробирка».

– 543-му чинить самолет день и ночь, завтра в 10:00 пойдет одиночно.

– Вас понял, 901-й!

Командир отряда Семен, чей самолет не запустился, проинструктировал экипаж:

– Много не жрать! Завтра в 8:00 на КДП. А сейчас все по домам – провести внезапную проверку состояния жен.

Молодой, но опытный штурман-оператор не был женат, но прекрасно знал, что и кого он будет проверять. Внезапно выдавшийся выходной день, да и ночь, были использованы на полную катушку, поэтому на следующий день оператор выглядел только немного живым. Впрочем, и остальные члены экипажа не бездарно провели выходной день, что было по ним очень заметно. Получив предполетные указания, экипаж пополз на самолет.

Запустились, вырулили и взлетели нормально, набрали высоту, взяли курс в сторону Камчатки и полетели в тоскливой тишине – сил болтать не было, да и не поощрялась пустая болтовня, магнитофон, он все пишет, гад.

Ленино. Освоение нового аэродрома
Маршрут перелета

Но тут все пошло не так.

Читать  Зачем им всем авианосцы? Южная Корея

Штурман ошибся с курсом, и самолет потихонечку уклонялся от маршрута. Штурман-оператор после пролета Сахалина выключил радиолокационную станцию, впереди было Охотское море, что зря молотить, согрелся в своей персональной кабине да и задремал, изможденный внезапным выходным днем. Когда штурман понял, что что-то идет не так, он решил включить радиолокационную станцию, посмотреть на Курильские острова, уточнить место самолета и дал команду оператору:

– Включи станцию, покажи Курилы.

А в ответ – тишина… После нескольких попыток дозваться оператора, командир все понял и начал резко раскачивать самолет в надежде разбудить оператора. Но молодой организм хрен разбудишь. А самолет летит со скоростью 15 километров в минуту и уклоняется от маршрута все больше. Короче, в зону видимости наземных радиолокационных станций вошли с приличным уклонением от маршрута. Их поправили, подсказали правильный курс на аэродром. Тут и оператор проснулся, свою станцию включил, но было уже поздно. На земле их встречало все начальство – комэска, старший штурман, командир полка. Мгновенный разбор, да никто и не запирался, и командир полка довел свое решение:

– Оператору – трое суток ареста за сон на посту, штурмана накажем позже, посмотрим, куда и как он летел, командиру – выговор.

Семен был вековым командиром отряда, превосходно летал, но попивал всегда, когда не летал, свой выговор принял спокойно, мол, не первый и не последний, что такое выговор? Ну, поставьте его в угол, этот выговор, там – их много. Штурман разволновался, он был парторгом, ему грозило и партийное взыскание. А оператор вообще не обратил внимания на свое взыскание, ведь гауптвахты на новом аэродроме не было, а до прилета домой еще много воды утечет.

Потянулись серые будни в дождливой, антисанитарной обстановке. Кое-как построенные бараки, вечно сырая одежда и постоянное наведение порядка на территории городка – то, что называется обустройством. Взятая из дома водка давно закончилась, коллективный гонец ежедневно ездил на военной машине в поселок за спиртным, но поселок далеко, 60 км, да и водки там не было, приходилось пить болгарский бренди «Плиска», который по чьей-то прихоти завезли в рыболовецкий поселок в неограниченном количестве.

Пробовали закупать «Плиску» в промышленных масштабах, чтобы не зависеть от гонца на машине, но исследовательские проверки показали, что сколько ни покупай этой «Плиски», а к утру она заканчивается, и опять надо ждать гонца. В общем, приуныл народ…

Всем все надоело.

Надоели сырость и скудный паек в столовой, надоели все настольные игры, да и лица сокамерников тоже надоели. Дошло до того, что некоторым надоела и «Плиска», но таких было мало. Стали возникать конфликты, а дальше уже ехать некуда. Командир полка сгоряча решил навести порядок старым испытанным способом – путем закручивания гаек.

Читать  Программа AFRL Skyborg: «верный ведомый» на новом уровне

– Вы это бросьте! Куда вы катитесь? Вам Родина доверила, а вы… Предупреждаю – от таких мы будем избавляться, мы будем ссылать их вплоть до…

Тут командир полка, находившийся в такой же тоске, как и те, кого он пытался напугать, вдруг задумался – а куда можно сослать тех, кто и так служит в самой большой заднице Авиации ТОФ? Не придумав ничего путного, он перешел на язык жестов и показал рукой, куда «таких» будут ссылать. Из строя попытались уточнить место ссылки:

– Неужели вплоть до южного берега Крыма?

Командир обреченно махнул рукой, распуская народ по камерам.

В общем, сложилась ситуация, характеризуемая известным выражением – «надо что-то делать». Никакого замполита, которому можно было бы поручить это задание, не было. Замполит полка, произнеся несколько лозунгов, проводил полк в командировку и остался на базовом аэродроме, видимо, делить дефицит или квартиры. Замполит эскадрильи, которому досталось временное исполнение должности, затерялся в своей эскадрилье и на поверхности появлялся редко. Пришлось опираться на местные кадры.

Командир полка вызвал главного аборигена, командира авиационной комендатуры, и начал допрос:

– Слушай, майор, а где тут можно встряхнуться, ну так – от души?

– Да мы вам и здесь все можем устроить. Не материк, конечно, но и у нас есть проверенные кадры, всякое умеют…

– Да не мне, а народу. А то народ заскучал, значит – жди беды.

– Это сложнее… Хотя есть у нас горячие природные источники в Малках, это около 60 километров на восток, но дорога хорошая. Машину я выделю, человек 40 можете свозить, если плотно утрамбовать.

– Ну, если ничего больше нет, то и это сойдет. Как там с «Плиской»? С собой брать или…

– Там все есть, туда даже из Питера приезжают отдыхать.

– Ну, поваляемся мы в источниках, а дальше что делать? Есть там какой-нибудь очаг культуры?

– Не то чтобы сильно культурный, но очаг там есть, я бы даже сказал – рассадник.

– Да говори прямо, не томи.

– Ну, там профилакторий от рыбзавода, а на рыбзаводе работают только тетки. А все мужики в море. В общем, все останутся довольны.

– Ага, понял тебя. Готовь на субботу машину – поедем, встряхнемся.

Продолжение следует…



Источник

Оцените статью