«Возможно появление течи бензина и его самовоспламенение!» Т-34 из «Красного Сормова»

Армия







«Возможно появление течи бензина и его самовоспламенение!» Т-34 из «Красного Сормова»

Сборка Т-34 в цехе «Красного Сормова». Источник: rsormovo.nnov.ru

«Сормовские уроды»

Перевод производства танков Т-34 на эвакуированные предприятия в первый год войны серьезно сказался на качестве производимой бронетехники. В 1942 году сложилась ситуация, когда танкисты нередко просто отказывались иди в атаку на крайне небрежно собранных танках. К примеру, инженер-полковник Г. И. Зухер из ГАБТУ сетовал на низкой производственный уровень «тридцатьчетверок» с Уралмаша. В ходовых испытаниях из 5 участвовавших танков 2 бронемашины вышли из строя, не пройдя и 15 километров. Один Т-34 прошел 130 километров, после чего ушел в ремонт, а оставшиеся машины справились с пробегом ценой многочасового простоя для устранения мелких неисправностей. Зухер пишет:

«На таких танках невозможно совершать марши, и без риска потери людей и материальной части невозможно идти в бой».

Эта история иллюстрирует ситуацию, сложившуюся в конце 1942 года. На фронтах накопилось такое количество рекламаций относительно качества изготовления Т-34, что Сталин лично обратил внимание на проблему. Среди указаний Народному комиссариату танковой промышленности 5 июня 1942 года от Верховного были требования за полтора-два месяца улучшить качество танка, обратить внимание на невозможность длительных переходов без поломок, а также повысить надежность трансмиссии Т-34. Сталин требовал, чтобы танк был простым, грубым, выносливым и подходил среднему танкисту. Дело доходило до невзаимозаменяемости отдельных крупных узлов (к примеру, башен) на двух танках с разных заводов.

«Возможно появление течи бензина и его самовоспламенение!» Т-34 из «Красного Сормова»

Современный вид «Красного Сормова». Источник: ru.wikipedia.org

Если по большинству танковых предприятий отрасли ситуация медленно, но менялась, то с танкосборочным производством на заводе №112 «Красное Сормово» были определенные сложности. К началу 1943 года в неофициальном рейтинге качества танков Т-34 завод №112 из Горьковской области занимал последнюю строчку – на первом месте были машины из завода №183 в Нижнем Тагиле. Сталин в одном из писем Малышеву в середине 1943 года по этому поводу пишет:

«…и в заключение, товарищ Малышев, очень хочется надеяться, что Вам наконец удастся что-то сделать с «сормовским уродом», на котором боятся воевать наши танкисты».

Чем же был плох танк Т-34, вышедший из ворот одного из старейших судостроительных заводов страны? Несколько выдержек из архивов:

Читать  Ответный выстрел. Насколько грозен Seawolf в Баренцевом море?

«Танки завода № 112 отличаются небрежной сборкой… Сварные швы различной толщины, в ряде случаев излишне бугристые, прерывистые… Многие танки предъявляются не укомплектованные ТПУ-3 и аккумуляторными батареями… Все осмотренные танки имеют один общий недостаток – большое усилие на маховике поворотного механизма… При длительных маршах в топливной системе танка возможно появление течи бензина и его самовоспламенения…»

Да, здесь нет ошибки: до 1942 года танки из «Красного Сормова» комплектовались карбюраторными моторами М-17Т и М-17Ф ввиду нехватки дизелей В-2.

Датой начала работы завода «Красное Сормово» в качестве танкостроительного предприятия можно считать 1 июля 1941 года, когда было подписано постановление Государственного комитета обороны (ГКО) СССР № 1сс. За два месяца заводчанам требовалось перестроить линию производства и уже 1 сентября дать стране первые танки. Забегая вперед, упомянем, что планы были откорректированы (постановление ГКО №81сс), и от «Красного Сормова» танков ждали уже в августе. В итоге первые Т-34 появились только в сентябре в мизерном количестве 5 экземпляров, а всего до конца года был собран 161 бензиновый танк, в то время как план требовал 710 машин. Для сравнения: в 1942 году собрали 465 Т-34 с карбюраторными моторами и 2115 с дизелями В-2.

«Возможно появление течи бензина и его самовоспламенение!» Т-34 из «Красного Сормова»

«Возможно появление течи бензина и его самовоспламенение!» Т-34 из «Красного Сормова»

Т-34 из «Красного Сормова», подбитые под Москвой в конце 1941 года. Вполне вероятно, они были оснащены карбюраторным М-17. Источник: waralbum.ru

Броню для танков заводчанам должен был поставлять Кулебакский металлургический завод, а карбюраторные М-17 — Горьковский автомобильный. Завод «Двигатель революции» отвечал за поставки коробок передач, Горьковский завод фрезерных станков изготавливал валики и шлифовал шестерни для КПП, главного и бортового фрикционов. На заводе «Гудок Октября» обрабатывали траки и собирали гусеницы, а Муромский паровозоремонтный завод № 176 был занят изготовлением передних и поддерживающих колес, обработкой и сборкой ленивцев. И это далеко не полный список смежников, от которых зависела интенсивность сборочного процесса Т-34.

О том, как был организован процесс руководства на предприятиях оборонной промышленности, можно узнать в исторической серии «Вестника Воронежского государственного университета». В одном из материалов авторы Е. И. Подрепный и П. В. Пустырев приводят слова ветеранов Выксунского завода дробильно-размольного оборудования, занятого на обработке погонов башен:

Читать  Герой России Юрий Юрченко: «Оценку экипажу и кораблю ставит море и полноценная боевая служба»

«В начале июля 1941 г. на завод приехал заместитель наркома танковой промышленности. Собрал всех руководителей завода в кабинете директора. Сел за директорский стол. Из кармана брюк вынул пистолет, положил его на стол, прикрыл листом бумаги. Зачитал постановление Государственного комитета обороны от 01.07.41 об организации производства танков Т-34 на заводе “Красное Сормово” и дал задание: организовать серийное производство башенных погонов к танку Т-34, срок – месяц на освоение. Предупредил, что если за это время задание не будет выполнено, то руководители, виновные в срыве, будут привлечены к ответственности как за саботаж по законам военного времени. Директор завода Н. Е. Волков здесь же приказал всем руководителям поставить в кабинетах раскладушки, и ни один руководитель не имел права выйти за территорию завода без личного разрешения директора завода. В итоге напряженной работы на 28-й день был изготовлен первый комплект погонов, и до конца года было изготовлено 450 погонов, а в 1942 г. – 2140 комплектов».

Тем не менее, ни один из поставщиков завода «Красное Сормово» не смог справиться с возложенными заданиями – детали шли на предприятие либо не вовремя, либо не в полном объеме.

Время трудных решений

Завод «Красное Сормово» не был на 100% танковым предприятием. В начале июле 1941 года заводу было поручено увеличить число сдаваемых подводных лодок (основной продукции) до 23 экземпляров. Постановление ГКО от 13 июля 1941 г. обязало завод № 112 обеспечить организацию производства инструмента, поковок, готовых изделий и узлов для 76-мм дивизионной пушки и подачу их заводу № 92 «в сроки по графику завода № 92», а также передать в систему Наркомата вооружения новый мартеновский цех. В общем, с такой нагрузкой на предприятие становится понятная широкая степень танковой кооперации с местными заводами Горьковской области: в другом случае организовать производство было невозможно.

Завод «Красное Сормово» вплоть до 1943 года страдал от нехватки практически всех ресурсов и сырья. Поставщики и смежники относились к заводу как к гадкому утенку и хронически отправляли предприятию неликвид. Упоминаемый «Гудок Октября» несколько раз останавливал сборку танков, не поставляя вовремя траки гусениц. В итоге в ноябре 1941 года сормовцы сами стали отливать траки, которых также в итоге не хватало. В один из моментов работы завода сложилась ситуация, когда на площадке готовой продукции стояло семьдесят Т-34 без гусениц. Переломить ситуацию удалось только организацией штамповочного производства траков по примеру Сталинградского танкового завода.

«Возможно появление течи бензина и его самовоспламенение!» Т-34 из «Красного Сормова»

Т-34 Войска Польского с экранированной броней. Такая техника выпускалась малыми сериями на «Красном Сормове». Источник: waralbum.ru

Настоящим бедствием стала нехватка рабочих рук: к концу 1941 года требовалось дополнительно 2400 рабочих! В течение следующего полугодия удалось собственными силами подготовить по очень усеченной программе только 964 специалиста. Показательна реакция наркома танковой промышленности В. А. Малышева от 1 февраля 1942 года, который негодовал: «…в Наркомтанкопроме неудовлетворительно организована кооперация танковых заводов между собой». Интересно, что для решения этой проблемы В. А. Малышев разрешил разбронировать 8 тысяч тонн мазута и немедленно организовать отправку 1 000 комплектов стеганых брюк, телогреек и кожаных ботинок, 45 тысяч пачек махорки, 30 тысяч пачек табаку, 100 ящиков спичек и 25 тонн мыла для «Красного Сормова». 13 февраля 1942 года Совет народных комиссаров разрешил позаимствовать из мобилизационного резерва завода № 112 для производства танков 50 кг победита с возвратом в течение 1942 года.

Читать  Поражаемость Т-34. Отчет «Броневого института»

Несколько раньше, в конце 1941 года, В. А. Малышев совсем по-другому решал вопросы отставания завода от планов. Когда 10 октября вышел приказ наркома госконтроля № 708сс «О неудовлетворительном состоянии производства танков Т-34 на заводе № 112 Наркомтанкопрома», Вячеслав Александрович отстранил от должности главного инженера Г. И. Кузьмина. Позже инженера ждал военный трибунал и лишение свободы. Директор завода Д. В. Михалёв из-за фактического срыва планов производства Т-34 был также снят с должности и судим. Ему повезло больше – он не получил реального срока и остался на «Красном Сормове» в должности главного инженера. В мае 1942 года директором завода №112 становится Ефим Эммануилович Рубинчик, с именем которого связано повышение объемов производства танков Т-34.

Окончание следует…

Источник: https://topwar.ru/176588-vozmozhno-pojavlenie-techi-benzina-i-ego-samovosplamenenie-t-34-iz-krasnogo-sormovo.html

Оцените статью
Pro-Вести - информационный портал
Добавить комментарий