Все инфопути к победе ведут в Национальный центр управления обороной

Армия

В 2016 году президент России Владимир Путин определил перед нашими Вооружёнными силами главное направление: «Задача предстоящего десятилетия заключается в том, чтобы новая структура Вооружённых сил смогла опереться на принципиально новую технику. На технику, которая «видит» дальше, стреляет точнее, реагирует быстрее, чем аналогичные системы любого потенциального противника. Наша цель — построение полностью профессиональной армии».

Построение профессиональной армии и создание эффективной структуры управления войсками — это две взаимосвязанные задачи, которые должны базироваться на общих принципах, обеспечивающих достижения поставленных целей при наименьших затратах, в том числе и в ходе реальных боевых действий.

Вот как об этих основных принципах говорится на сайте Министерства обороны РФ:

1. Единоначалие.

2. Централизация управления во всех звеньях с предоставлением подчинённым возможности проявлять инициативу в определении способов выполнения поставленных им задач.

3. Твёрдость и настойчивость в реализации принятых решений; оперативность и гибкость при реагировании на изменение обстановки.

4. Личная ответственность командующих (командиров) за принимаемые решения, применение подчинённых войск и результаты выполнения ими поставленных задач.

5. Высокая организованность и творчество в работе командующих (командиров), штабов и др. органов военного управления.

Обращаю внимание на пункты 2, 3 и 5, которые, по моему мнению, являются одними из ключевых показателей в искусстве управления войсками. В основе этих категорий и лежит та самая информационная составляющая.

Кибернетика решает всё?

Именно информационная компонента стала основой многих военных доктрин, концепций и стратегий, разработанных специалистами Пентагона. Характерным примером этого является доктрина «сетецентрических войн» (англ. Network-centric warfare), которая предусматривает четыре основные фазы ведения боевых действий:

1. Достижение информационного превосходства посредством опережающего уничтожения (вывода из строя, подавления) системы разведывательно-информационного обеспечения противника (средств и систем разведки, сетеобразующих узлов, центров обработки информации и управления).

2. Завоевание превосходства (господства) в воздухе путём подавления (уничтожения) системы ПВО противника.

3. Постепенное уничтожение оставленных без управления и информации средств поражения противника, в первую очередь ракетных комплексов, авиации, артиллерии, бронетехники.

4. Окончательное подавление или уничтожение очагов сопротивления противника.

Как видите, в первом пункте информационное превосходство ставится главной задачей для армии США. При этом способы достижения этого превосходства трансформировались год от года. Нынешнее изменение в основу превосходства вкладывает технологию искусственного интеллекта (ИИ). Командование Пентагона считает, что ИИ и технология 5G даст неоспоримое превосходство в опережающем (превентивном) ударе, который уничтожит все центры управления обороны противника. Если к задаче уничтожения пунктов управления добавить задачу уничтожения системы ядерного вооружения, то получается стратегия «Глобального мгновенного удара».

Читать  Систему контроля космического пространства ждёт большое обновление

Однако обмен ядерными ударами и уничтожение средств информационных коммуникаций не заканчивает глобальную войну, армия противника будет продолжать сопротивление. В этом случае достигнутое информационное превосходство будет по-прежнему определять успех всех операций по подавлению очагов сопротивления. В этих операциях автономные роботизированные системы, обладающие способностью обнаруживать, идентифицировать и уничтожать цели, станут основным инструментом в локальных операциях.

Поэтому в новой концепции мультидоменной войны информационные технологии выведены не только в отдельный раздел, но и присутствуют в обозначении тактических приёмов, которыми будет пользоваться армия США на поле боя. Например, новая тактика американской пехоты носит название «сетевое роение» (англ. Networked Swarming). Она описывает автономные боевые действия отдельных подразделений в условиях противодействия средств РЭБ противника.

Однако, как я писал в статье «Американские инициативы в области Искусственного интеллекта», армия США не готова перейти на новый формат ведения боевых действий с реальным использованием технологий ИИ. Причина этого заключается в том, что структура управления армией США, характер и результаты боевых действий показывают, что внедрение технологий ИИ директивным методом сверху заводит такую инициативу в тупик.

Решение принимает человек

До недавнего времени обеспечение управления Вооружёнными силами России осуществлялось Центральным командным пунктом Генштаба (ЦКП ВС РФ). Информационный обмен ЦКП ВС РФ, базировавшийся на табеле срочных донесений с предоставлением информации в письменных документах (телеграммах, донесениях, сводках и пр.), сегодня не соответствует требованиям руководства Министерства обороны. Во время ведения современных боевых действий объём информации многократно увеличился, а цикл её актуальности сократился с недель и суток до часов и минут.

Например, для того чтобы отработать алгоритм ответно-встречного удара у командования Минобороны есть всего пара десятков минут. За это короткое время надо определить характер угрозы, вычислить баллистические траектории ракет и зоны вероятного поражения, привести в полную боеготовность систему ПВО и отправить наши межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) встречным курсом к местам старта ракет противника и местам принятия решения. Согласитесь, алгоритм не простой и требующий чёткого исполнения без задержек.

Естественно, с такой задачей справиться «по старинке» не получится. Поэтому процессы выработки алгоритма для принятия решений стали автоматизировать ещё во времена Советского Союза. Автоматизированные системы управления войсками (АСУВ) впервые были опробованы на учениях «Запад-81» и с тех пор прошли многочисленные усовершенствования.

Читать  Британский бронированный кулак

АСУВ Вооружённых сил России (АСУ ВС РФ) — это первая в мире единая система управления всеми воинскими подразделениями, входящими в структуру ВС РФ, в том числе и ядерной триадой, реализованная в действующем Национальном центре управления обороной Российской Федерации (НЦУО РФ).

Техническую основу АСУ ВС РФ составляет автоматизированная система управления войсками (АСУВ) отечественного производства «Акация-М», которая имеет в войсках мобильный аналог (МЧ АСУ Р «Акация-М»), поставляемый на вооружении военных округов России с 2005 года. АСУВ «Акация-М» позволяет военнослужащим находиться в одном и том же информационном пространстве как в местах постоянной дислокации, так и при выходе в поле или в ходе боевых действий. По сути, «Акация-М» — это военный аналог интернета.

АСУВ «Акация-М» в сочетании с развёрнутыми своими мобильными вариантами обеспечивают оперативно-стратегическое и оперативное управление Вооружёнными силами России. Оперативно-тактическое и тактическое управление войсками осуществляют комплексы Единой системы управления тактического звена (ЕСУ ТЗ), например такие как «Созвездие-М2» (Сухопутные войска) и ЕСУ ОТЗ «Андромеда-Д» (войска ВДВ).

Как АСУВ работают на практике, все убедились не только во время боевых действий в Сирии, но и во время учений «Восток-2018» и «Центр-2019». Слаженная работа наших армейских подразделений на учениях и во время боевых действий — именно их заслуга.

Все информационные потоки от АСУВ оперативно-стратегического, оперативного и тактического звена круглосуточно и в режиме реального времени концентрируются в НЦУО РФ.

Основу Национального центра составляют три центра управления:

1. Центр управления стратегическими ядерными силами (СЯС). Предназначен для управления применением ядерного оружия по решению высшего военно-политического руководства страны.

2. Центр боевого управления. Осуществляет мониторинг военно-политической обстановки в мире, анализ и прогноз развития угроз для Российской Федерации или её союзников. Он же обеспечивает управление применением Вооружённых сил, а также войск и воинских формирований, не входящих в структуру Минобороны России.

3. Центр управления повседневной деятельностью. Ведёт мониторинг всех направлений деятельности военной организации государства, касающихся всестороннего обеспечения Вооружённых сил. Он же координирует деятельность федеральных органов власти по удовлетворению потребностей не входящих в состав Минобороны других войск, воинских формирований, органов и специальных формирований.

Комплексы космической и воздушной разведки добывают информацию для ЦУ СЯС. Центр боевого управления (ЦБУ) во время боевых действий получает информацию от войсковой разведки и подразделений ССО, которые оснащены комплексом разведки, управления и связи (КРУС) «Стрелец».

Читать  Ответный выстрел. Насколько грозен Seawolf в Баренцевом море?

В Сирии благодаря КРУС «Стрелец» решались реальные задачи боевого управления и целенаведения. Коротко поясню, как это работает. Представьте что информация с ТВД поступает не только от систем космической и воздушной разведки, но и корректируется с передового края обороны и тыла вероятного противника. Всю эту информацию получают АСУВ тактического и оперативного звена и передают в НЦУО, которое помимо этой информации «видит» обстановку с мест дислокации войск, руководит логистикой и распределением сил и средств на конкретном ТВД, гибко реагируя на изменения боевой обстановки. Всё это происходит в реальном масштабе времени, без задержек и ошибок. Естественно, такая работа ведётся «машинами с ограниченной памятью» на основе алгоритмов и программного обеспечения под контролем подготовленных операторов.

В чём же отличие наших АСУВ от американских систем с ИИ? Ведь и у нас, и у американцев есть центры управления с компьютерами и операторами.

Во-первых, наши АСУВ зародились на среднем (оперативно-тактическом) уровне иерархии управления и смогли достроить всю систему как вниз (тактическое звено управления), так и вверх (стратегическое звено управления). Во-вторых, наши АСУВ — это уже работающие системы, широкое внедрение которых в виды и рода войск началось с 2005 года, а завершилось созданием стратегической АСУВ (НЦУО) в 2014 году. В-третьих, наши АСУВ — это постоянно совершенствующиеся системы управления, к которым подключаются не только все виды вооружения и военной техники (новые и прошедшие модернизацию), военные подразделения армии и флота, но и центры МЧС, предприятия ВПК и службы транспортной логистики.

Военная составляющая НЦУО прошла обкатку во время операции в Сирии. Благодаря АСУВ и НЦУО мы не стали «гнать» полки и дивизии на спасение сирийцев от игиловской (ИГ — террористическая организация, запрещённая в РФ) заразы, а обошлись небольшой группировкой ВКС, ВМФ, подразделений ССО и военной полиции. Руководством операции в Сирии занимались люди, а помогали им в этом «машины с ограниченной памятью» — АСУВ.

Как говорил Суворов, побеждают не числом, а умением — умением пользоваться вверенной военной техникой и средствами обеспечения, такими как автоматизированные системы управления войсками.

Источник: https://zvezdaweekly.ru/news/t/20208172016-kGYTT.html

Оцените статью
Pro-Вести - информационный портал
Добавить комментарий