Балеты эпохи коронавируса: без Мастера и Маргариты

Культура

Балеты эпохи коронавирусной инфекции

Нынешний балетный сезон по причине пандемии был как никогда короткий, тем не менее какие-никакие итоги у него все же имеются. Во-первых, какое-то количество премьер, и премьер весьма незаурядных и интересных, было выпущено за те 7 месяцев сезона, когда театры работали. А во-вторых, балет не отдыхал, находясь и в строгой самоизоляции…

Мало того что балетные артисты каждодневно, героическими усилиями поддерживали свою физическую форму, находясь при этом в довольно стесненных условиях, так они еще ухитрялись снимать заполонившие соцсети полушуточные клипы.

Если же вернуться к работе музыкальных театров в условиях пандемии, то помимо клипов и почти ежедневных показов по Интернету видеоспектаклей из «золотого запаса» театры практиковали такую форму онлайн-показов, как собиравшие большую аудиторию концерты, проходившие без зрителей. Один такой бесплатный концерт по каналу «Культура» транслировал и Большой театр (из балетных артистов в нем участвовала только Светлана Захарова), и серию таких концертов, но уже за небольшие деньги (в них как раз было немало балетных артистов), провел лондонский театр «Ковент-Гарден».

Мало того, в условиях пандемии и карантина музыкальные театры пытались даже выпускать своеобразные полноценные танцевальные онлайн-премьеры. Примером такого творчества является полуторачасовой видеоспектакль в онлайн-формате «Прощай, старый мир» труппы «Балет Москва». Хореографом в нем значился один из самых модных и раскрученных ныне Владимир Варнава, а художником — Павел Семченко. Шесть танцовщиков труппы на смартфонах записывали передвижения по своим квартирам и лестничным клеткам, снимали то из дверного глазка, то устанавливали камеру в таких неожиданных местах, как стиральная машина, и, пользуясь техническими ухищрениями, микшируя, используя полиэкран, сводили разрозненные эпизоды в единый спектакль. В результате заполучили огромную для такого довольно сумбурного, условно новаторского танцевального действа аудиторию — 643 258 просмотров за сутки.

Читать  Перед смертью Ирина Печерникова сыграла последнюю любовь

Еще раньше интернет-спектакль в режиме реального времени показал и Театр Романа Виктюка, где режиссер и артист Игорь Неведров поставил zoom-спектакль «Пир во время чумы», персонажи которого переписывались и перезванивались в мессенджерах, а зрители в Интернете смогли присоединиться к происходящему.

На очереди и реальные премьеры, созданные за период самоизоляции. Так, труппа Гамбургского балета и ее бессменный руководитель — один из самых значительных хореографов нового времени Джон Ноймайер — планируют уже в сентябре показать новый балет под названием «Призрачный свет», и это будет первая премьера эпохи коронавируса в балетном театре. Концепция постановки включает в себя всех 60 артистов труппы Ноймайера, но, учитывая новые правила социальной дистанции, на которые Мастер насмотрелся во время репетиций в балетных залах, по два-четыре человека, он разбил балет на отдельные части, исполняемые небольшими группами от двух до восьми участников. Пока неизвестно, сможет ли в сентябре состояться премьера балета Ноймайера, мы же опять обратимся к делам минувшего сезона, в котором царствовала в основном умиротворяющая классика.

Балеты эпохи коронавируса: без Мастера и Маргариты
Ведущий солист Большого театра Якопо Тисси в балете «Жизель» (редакция Алексея Ратманского). Фото: Батыр Аннадурдыев





Происки профессора Воланда, или «Жизель» на все времена

Ориентация на классику оказалась трендом сезона потому, что все новые, современные экспериментальные постановки были запланированы в музыкальных театрах на конец сезона и из-за пандемии, естественно, не состоялись. Именно такая судьба постигла практически уже готовые одноактные балеты молодых российских хореографов в Большом театре — «Танцемания», «Made in Bolshoi», «Времена года». Интересно отметить, что среди отмененных премьер значилась и еще одна, в прямом смысле мистическая, — балет по роману Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита», который должен был поставить на сцене Большого театра в мае известный хореограф из Словении Эдвард Клюг. С творением Булгакова такое происходит не впервые: как только кто-то берется ставить этот роман, обязательно что-то случается. У гения отечественного балета — Юрия Григоровича, — когда-то тоже не получилось создать для Большого свой балет на этот сюжет. И вот ситуация опять повторяется — никак происки профессора Воланда и его команды?

Ну а если серьезно… На Исторической сцене главного театра страны удалось представить единственную, но самую интригующую премьеру сезона — новую версию всем известного классического балета «Жизель» композитора Адольфа Адана, который по праву считается одной из вершин балетного романтизма XIX века. Постановщик балета — экс-худрук балета Большого, а ныне постоянный хореограф Американского балетного театра (ABT) Алексей Ратманский — создал свой спектакль по заказу руководителя балетной труппы Махара Вазиева, воплотившего в жизнь, пожалуй, свой самый амбициозный проект. Новая «Жизель» — уже 14-я (!) версия этого балета в Большом за всю его историю, и соседствовать она теперь будет с ранее здесь шедшей версией Юрия Григоровича, тоже сохранившейся в репертуаре. Так что в афише Большого театра в наличии целых две «Жизели», весьма кардинально отличающиеся друг от друга. Дело в том, что почти за 180 лет, что существует этот балет, в нем произошли весьма существенные изменения. И версия Григоровича, учитывающая глобальные перемены, произошедшие за этот период в балетной эстетике и технике танца, эти изменения как раз отражает и фиксирует. Ратманский же пытается восстановить в каком-то приближении самую первую версию этого балета, показанную на мировой премьере в Парижской опере в 1841 году. Хотя реконструкцией сам балетмейстер как исследователь, скрупулезный и добросовестный, свою редакцию не считает.

Молодым везде в Большом дорога

Как всегда, самые большие ставки делал руководитель балета Большого Махар Вазиев на талантливую молодежь, только-только появившуюся в театре. Так активно вводились в репертуар пополнившие труппу буквально в начале нынешнего сезона бывшие выпускники балетных училищ Дмитрий Смилевски и Иван Поддубняк. Лауреаты многочисленных международных конкурсов Данила Хамзин и Елизавета Кокорева тоже первый год работают в театре, однако успели станцевать за это время такие культовые партии, как Мари и Принц в балете «Щелкунчик» Юрия Григоровича. Много ведущих партий и в репертуаре другого танцовщика кордебалета Дениса Захарова, танцующего в театре второй сезон.

Хотя на Элеонору Севенард такая череда непрестанных вводов, как в прошлом сезоне (после которого она стала солисткой), не сыпалась, но и она, хотя и не без огрехов, довольно уверенно дебютировала в партии Китри в балете «Дон Кихот». Ее сокурсник по Вагановской академии Егор Геращенко тоже в театре лишь третий сезон, а в его репертуаре уже имеется целая россыпь больших партий — и на него делали в этом сезоне особую ставку: довольно удачным вводом для молодого танцовщика оказалась партия Принца в «Щелкунчике», а поистине звездным дебютом стала партия Красса в легендарном балете Григоровича «Спартак».

Если говорить о ведущих солистах Большого театра, то из танцовщиков-мужчин Якопо Тисси, наверное, самый красивый и пластически одаренный артист нового поколения, занятый буквально во всех премьерских партиях мужского репертуара. По-настоящему великолепен он был в образе Альберта на премьере в балете «Жизель». Остается только удивляться, отчего до сих пор этот блестящий артист не возведен в ранг премьера.

С продвижением по иерархической лестнице в этом сезоне в Большом вообще что-то застопорилось: из танцовщиц солистками стали только две — Елизавета Крутелева и Антонина Чапкина.

Из танцовщиков-мужчин выделим и таких разноплановых и харизматичных артистов, как Михаил Крючков, Марк Чино, Алексей Путинцев, Игорь Пугачев. Хотя продвигать их руководству Большого следует, конечно, более энергично.

Нуреев — как тренд сезона

Жертвами коронавируса в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко стали премьеры таких балетных программ, как «Экман / Монтеро / Нахарин» и «Вариации / Восковые крылья / KAASH». Причем балет KAASH должен был стать первой премьерой одного из самых модных и продвинутых на сегодня в мире хореографов Акрама Хана, балеты которого до этого в России никогда не ставились. Заполучить балеты этого хореографа в репертуар — большая удача, но она сорвалась из-за карантина.

Ученик Нуреева и нынешний худрук балетной труппы «Стасика» — этуаль Парижской оперы Лоран Илер, благодаря деятельности которого за прошедшие несколько лет МАМТ уверенными темпами становится все более и более по-европейски продвинутой компанией с современным репертуаром, наконец-таки уравновесил культивируемое им в театре современное направление постановками классических балетов. Первым показали переделанный Илером на французский лад еще в конце прошлого сезона балет «Жизель» (успел побывать на гастролях в Каннах). Так что балет этот в разных модификациях оказался особенно популярен в пандемическом сезоне. Самой же масштабной и даже сенсационной премьерой стал нуреевский «Дон Кихот». Это первый балет Нуреева, поставленный на родине танцовщика. До этого его балеты в России никогда не ставились. «Дон Кихот», по убеждению Илера, — лучший балет Нуреева: по драматургии, по концепции, по технике танца. Суперусложненные и навороченные па, обилие самой замысловатой мелкой техники — все это непривычно для московской публики. В освоении накрученной нуреевской хореографии труппа проявила истинную самоотверженность и прыгнула выше головы.

Как всегда, высокую планку помогают держать этому театру его великолепные примы и премьеры. Например, отлично вписавшаяся в партию Китри на премьере «Дон Кихота» Ксения Шевцова (танцует в театре восьмой сезон) набирать обороты стала только при Илере. За этой балериной интересно наблюдать и сегодня наряду с Эрикой Микиртичевой (вполне восстановившей свой прежний высокий уровень после декретного отпуска), Натальей Сомовой и Оксаной Кардаш, она является одной из самых ярких прим труппы. Отметим работу в прошедшем 101-м сезоне и двух блестящих премьеров театра — Дениса Дмитриева и Ивана Михалева, которые ведут сегодня в «Стасике» весь репертуар. К сожалению, из-за травмы не смог станцевать партию Базиля ведущий солист театра Евгений Жуков. Но в целом сезон и он провел вполне успешно, станцевав в новой «Жизели», «Сюите в белом» и в «Щелкунчике». Стоит запомнить имя Бориса Журилова, перешедшего в «Стасик» из Грузинского театра оперы и балета им. З.П.Палиашвили, а до этого 12 сезонов протанцевавшего в Мариинке.

Балеты эпохи коронавируса: без Мастера и Маргариты
Сцена из балета «Баядерка» (редакция Начо Дуато). Солор — Иван Зайцев. Фото: Пресс-служба Михайловского театра





С Петипа по жизни

Из-за пандемии не смог отметить должным образом свой 75-летний юбилей Новосибирский театр оперы и балета. А размах запланированного худруком театра Владимиром Кехманом празднования впечатлял (выступить на гала-концерте должен был самый популярный и высокооплачиваемый танцовщик мира Роберто Болле). Однако другое задуманное Кехманом событие уже в другом подчиненном ему театре осуществить этому энергичному руководителю все-таки удалось. Взгляд одного из крупнейших западных хореографов-модернистов начала XXI века на русскую классику успел представить Михайловский театр. Ранее худрук балета этой труппы знаменитый испанский хореограф Начо Дуато в балетах «Спящая красавица» и «Щелкунчик» уже продемонстрировал здесь возможности разных подходов к классике. Но если в 2011-м он ставил «Спящую…» под девизом «ни па из Петипа», то в «Баядерку» испанец охотно вмонтировал хореографию великого классика. Собственно, посмотрев на результаты «Спящей…», хореограф понял, что Петипа вне зависимости от намерений балетмейстера все равно влияет на его творчество.

На эксперимент совсем другого рода, но тоже связанный с творчеством Мариуса Петипа отважился и Бурятский академический театр оперы и балета. На «Золотую маску» он привез свой балет «Талисман», по сути, ставший единственным спектаклем балетной программы, который успели привезти устроители национального конкурса до объявления карантина. В «собирательном» стиле «под Мариуса Петипа» весь спектакль и был заново поставлен хореографом Александром Мишутиным. Перед нами совсем не модная ныне реконструкция — таких целей постановщик ввиду ограниченности имевшегося архивного материала перед собой и не ставил. Несмотря на все заимствования из Петипа, «Талисман» поставлен, в сущности, по рецептам советских редакторов классики, и в целом спектакль вышел интересным, а сама идея возродить к жизни несохранившийся легендарный балет русско-французского классика оказалась плодотворной и захватывающей.

Источник: https://www.mk.ru/culture/2020/08/17/balety-epokhi-koronavirusa-bez-mastera-i-margarity.html

Оцените статью
Pro-Вести - информационный портал
Добавить комментарий