Рыцарский романс. Каким получился фильм «Легенда о Зеленом рыцаре» | Кино | Культура

Культура


Легенды о короле Артуре и храбрых рыцарях Круглого стола появились очень давно. В них этот король правил в Британии после ухода римлян, храбро сражался против захватчиков-саксов, а его рыцари совершили многочисленные подвиги, связанные как с христианством (поиски святого Грааля), так и с язычеством. В принципе, сейчас уже не так важно, был ли Артур исторической фигурой; его образ в легендах зажил самостоятельной жизнью. Именно к его двору Марк Твен отправлял своего янки из Коннектикута, ну а с появлением кинематографа у Артура и его подданных появилась огромная фильмография, состоящая из нескольких десятков картин. Эти фильмы и экранизировали существующие легенды, и придумывали что-то своё или использовали уже существующие версии происхождения Артура. Режиссер Дэвид Лоури («Пит и его дракон») не стал ничего изобретать и в «Легенде о Зеленом рыцаре» обратился к литературному первоисточнику — рыцарскому роману конца XIV века «Сэр Гавейн и Зеленый рыцарь». Впрочем, без некоторых вольностей этот фильм не обошелся.

Гавейн (британский актёр индийского происхождения Дев Патель) пока что не рыцарь и даже сомневается, стоит ли ему садиться за Круглый стол своего дяди, благородного короля Артура (Шон Харрис). Вместо этого прямо накануне Рождества он ночует в борделе в компании с красавицей неблагородного происхождения Эссель (Алисия Викандер), но затем — по настоянию матери Морганы Ле Фэй (Сарита Чоудхури) — всё же отправляется на традиционный королевский пир. Там его неожиданно сажают по правую руку от короля — занимавший это место Ланселот отправился в поход, — и дядя ожидает, что и он расскажет какую-нибудь интересную историю о своем подвиге. Впрочем, все его подвиги впереди.

В самый разгар празднества на пир врывается всадник в зеленых доспехах и с огромным топором, который вызывает рыцарей Круглого стола сыграть с ним в жестокую игру — нанести пришельцу любой удар, даже смертельный, а через год найти его и принять ответ, каким бы он ни был. Пока настоящие рыцари переглядываются и мнутся, Гавейн принимает вызов — и сносит Зеленому рыцарю голову. Но тот не умирает, а спокойно забирает отрубленное и напоминает Гавейну об условиях игры. Через год юношу ждет Зеленая часовня и ответный удар.

Читать  Главой кинодепартамента Минкульта назначили Светлану Максимченко

В большинстве легенд сэр Гавейн предстает обычным рыцарем — любимцем женщин, храбрым воином, умелым в обращении с мечом и копьем и жадным до битв. Во многих историях он показан типичным героем приключенческого романа, в которых мораль отходит на второй план и не слишком важна. Но в легенде о Зеленым рыцаре показаны и другие достоинства Гавейна — он твердо держит слово, данное незнакомцу, обладающему неизвестными способностями (не все умеют разговаривать, если их голова находится подмышкой), хотя проще забыть об обещании реванша. Кроме того, уже во время своего путешествия Гавейн демонстрирует такую рыцарскую честь, что многие его коллеги по Круглому столу плакали бы от зависти горючими слезами.

Почти ничего из этого в «Легенде о Зеленом рыцаре» Дэвида Лоури нет. Фильм, разумеется, и не обязан быть прямой экранизацией средневекового текста, но в данной версии Гавейн не вызывает никакого сочувствия. Он слаб, подвержен порокам, он крайне неосмотрительно ведет себя в подозрительных ситуациях, да и выживает в основном благодаря везению — ну или раскиданным по сюжету роялям. Его путешествие в поисках Зеленой часовни — самая продолжительная часть фильма — это сцены, друг с другом связанные слабо, а для неподготовленного зрителя — ещё и непонятные. Разумные лисы, женщины-великанши в туманной долине, призрак обезглавленной женщины — эти эпизоды не кажутся обязательными и мало что добавляют к образу главного героя.

Обратно к легенде фильм возвращается накануне рокового Рождества — Гавейн оказывается в замке, где живет Лорд (Джоэл Эдгертон) со своей Леди (снова Викандер) и где нравственность гостя подвергается серьезному испытанию. Впрочем, в отличии от романа, стойкость рыцаря не помогает ему стойко принять ответный удар — Гавейн из фильма по-прежнему труслив, боится смерти и явно не достоин называться рыцарем. Тем более рыцарем Круглого стола. И чтобы измениться, ему потребовалось очень подробное видение его будущего — настолько безрадостного, что смерть по сравнению с такой жизнью стала настоящим избавлением.

Читать  Сотрудница «Росгосцирка» обратилась в полицию после нападения Марицы Запашной

Проблема в том, что такое изменение характера главного героя ставит сюжет фильма ниже средневековой легенды — словно Лоури писал романс, а не экранизировал роман. Безвестный автор «Сэра Гавейна и Зелёного Рыцаря» учил читателя правильным — как минимум для своего времени — вещам: если уж назвался рыцарем, будь добр быть им даже в мелочах. Гавейн Дева Пателя не рыцарь даже в больших делах — хотя следует признать, что одно своё обещание он выполнил, да и законом гостеприимства если и пренебрег, то только в мыслях, которые, как известно, неподсудны.



Источник

Оцените статью