«Я потратил на лечение Александра Стефановича 2,5 млн. рублей, но не спас»

Культура


Стефанович не был привит от ковида и долгое время не хотел обращаться к врачам за помощью,

Фото: Сергей ШАХИДЖАНЯН

Режиссера Александра Стефановича не стало 13 июля. Он умер от коронавируса. Бывший муж Аллы Пугачевой не был привит от ковида и долгое время не хотел обращаться к врачам за помощью, лечился дома. Но когда ему стало совсем плохо, режиссера увезли в больницу.

16 июля его похоронили на Троекуровском кладбище в Москве. Проситься с близким другом пришел и художник Никас Сафронов. Весть о смерти близкого товарища застала народного художника России в Крыму, куда он приехал на проведение детского кинофестиваля «Алые паруса».

Kp.ru Никас Сафронов рассказал, как пытался спасти режиссера от опасной болезни.

— Ушел мой дорогой и самый близкий друг. Саша по-настоящему умел дружить, как никто — такого щепетильного и преданного в дружбе человека я больше нигде и никогда не встречал, — сказал kp.ru Никас Сафронов. —

Он никогда и никому не позволял плохо говорить о своих друзьях за глаза — ни о Никите Михалкове, ни обо мне, ни о бывшей жене Алле Пугачевой, которую на самом деле любил и уважал до самой смерти. Я это знаю точно!

Когда Александр Стефанович заболел, художник со своей семьей оплачивал лечение режиссера.

— Потратил 2, 5 млн рублей на домашнее лечение друга, — рассказывает Никас Сафронов. — Швейцарские таблетки против ковида, французские витамины, импортные аппараты для дыхания кислородом и еда только из ресторанов. Все это доставлялось до дверей его дома.

Проситься с близким другом пришел и художник Никас Сафронов. Фото: Сергей Карпухин/ТАСС

Проситься с близким другом пришел и художник Никас Сафронов. Фото: Сергей Карпухин/ТАСС

Болеющий Александр Стефанович оставался наедине с собой — общение только по телефону.

— Ему, как просвещенному, эрудированному человеку, не хватало живого общения, ведь он так любил людей и часто говорил мне об этом, — продолжает Никас Сафронов. — Другим нашим друзьям препараты, которые мы доставали, помогли, а на этот раз, увы, Саше не становилось лучше. Не выдержав одиночества, он позвонил мне, чтобы все-таки положить его в больницу. Договорился с «Коммунаркой», но Александр решил воспользоваться лечением в другой больнице, где и скончался безвременно.

Читать  Уволенный директор минского театра Латушко рассказал о беседе в Минкульте

С его уходом Россия потеряла значительный пласт культуры. Стефанович не хотел снимать только для развлекательной киноиндустрии. Он делал серьезные, вдумчивые документальные фильмы о выдающихся деятелях мирового искусства и культуры, их показывал Первый канал. И они были сделаны с невероятным вкусом, интеллигентно.

Он снимал об ушедших в мир иной деятелях, и, казалось, сам задумывался о вечном, о том, что оставит после себя. Он вносил лепту во вклад памяти о знаменитых людях, и, мне кажется, сам хотел, чтобы его помнили.

Александр Стефанович мечтал о Франции, даже жил там какое-то время.

У него выходили печатные работы о русском и французском искусстве и живописи. Стефанович был большим эрудитом и знатоком русской и французской литературы.

— Он эстет, гурман. Обожал и разбирался во французских винах. Удивительно, но он даже к еде подходил творчески. В каких красках, смачно он мне рассказывал об одном греческом ресторане в Париже, у меня просто слюнки текли, — говорит художник. — А когда я, в восторге от его вкусного рассказа, пошел в этот ресторан, приехав в Париж, то… оказалось все довольно прозаично. Это в устах Стефановича все пестрело, и было аппетитным. А вот он умел радоваться жизни. Помню, однажды мы с ним поссорились. Его группа фильма «Кураж» снимала в моей квартире с дорогущим ремонтом. Разгромила квартиру, нанеся ущерб в несколько сот тысяч долларов, и продюсер фильма Денис Евстигнеев возмещал расходы. Я ужасно разозлился на Стефановича и престал ему звонить. Но в Прощеное воскресенье через год он мне написал: «Прости». И мы восстановили нашу дружбу. Именно Саша Стефанович уговорил меня подать на звание заслуженного художника РФ. Причем лично сам собирал все необходимые бумаги, я бы такую бюрократию не потянул. Стефанович сам оформил все документы, и я получил звание из рук президента. А потом автоматом мне дали и «народного». Обо мне Стефанович написал книгу «Никас великолепный», она быстро разошлась, пришлось повторить тираж. А все потому, что он умел дружить и своих друзей просто «на руках носил», чествовал, за что я ему бесконечно благодарен.

Читать  Фото с молитвенником: что читал Михаил Ефремов в суде

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Почему Алла Пугачева не пришла на похороны бывшего мужа

В Москве простились с режиссером Александром Стефановичем (подробности)



Источник

Оцените статью