Стали известны шокирующие подробности отношений принцессы Дианы со свекром

Общество

Еще шестилетним ребенком, выросшим в Париже, принц Филипп часто приходил в школу на полчаса раньше, рассказывает биограф герцога Эдинбургского Ингрид Сьюард. Ожидая своих одноклассников, будущий муж британской королевы проводил время, стирая с классной доски, наполняя чернильницы, поправляя классную мебель, собирая мусор и поливая растения.

Его британская няня Эмили Руз вдохновила на такое поведение, прививая ему с самого раннего возраста сильное чувство долга. И хотя вскоре после этого он переехал в Великобританию, чтобы продолжить образование, его детская приверженность общественному служению осталась.

Как рассказывается в опубликованном в издании Daily Mail отрывке из новой биографии принца Филиппа, в 2016 году, в год 90-летия королевы, Елизавету II попросили вручить трофеи в День Дерби. На протяжении всей церемонии ее 94-летний муж, как всегда, стоял прямо, немного сбоку от королевы, безупречно одетый в утренний костюм с серым цилиндром и ярким зелено-бордовым галстуком.

Филип пожал руки каждому победителю, но не принял участия в презентации. Несмотря на страсть королевы к скачкам, он мало ими интересуется и старается не присутствовать на таких соревнованиях.

Дерби — не государственное мероприятие, так почему же, задается вопросом его биограф, Филипп отправился в путь всего через неделю после того, как врачи приказали ему отменить официальные мероприятия из-за опасений за его здоровье? Это было его чувство долга — осознание того, что его место рядом с королевой — или, что чаще, в двух шагах от нее.

Герцог Эдинбургский «альфа-самец, который играет бета-роль», говорит поведенческий психолог и эксперт по королевскому языку тела доктор Питер Коллетт: «Но он воспринимает это как свой долг».

Принца Филиппа очень огорчает, что многие молодые члены королевской семьи, похоже, не разделяют его ценностей. Например, он боролся с тем, что он считает нарушением долга своего внука Гарри, отказом от своей родины и всего, что его заботило, ради жизни в роли эгоцентричной знаменитости в Северной Америке.

Как считает Ингрид Сьюард, королевскому супругу было трудно понять, что именно делало жизнь его внука такой невыносимой. На взгляд Филиппа, у принца Гарри и Меган было все: красивый дом, здоровый сын и уникальная возможность оказать глобальное влияние своей благотворительной деятельностью.

Для человека, все существование которого основывалось на стремлении поступать правильно, казалось, что его внук отказался от своих обязанностей ради брака с разведенной американкой почти так же, как Эдуард VIII отказался от своей короны, женившись на Уоллис Симпсон в 1937 году.

Читать  «Домогался при матери»: шокирующие показания Сергея Хачатуряна

Еще одна ситуация, которая беспокоила Филиппа, посвятившего свою супружескую жизнь улучшению положения и популярности королевской семьи, — это поведение принца Эндрю.

Любимый сын королевы Эндрю, названный в честь его деда по отцовской линии, в молодости выглядел многообещающе.

Но неудачный брак и неудачная карьера спецпосланника Великобритании по зарубежной торговле мало помогли его имиджу. Он поступил бы правильно, если бы прислушался к предупреждениям своего отца об опасности быть использованным, особенно со стороны тех, кого Филипп описал как «убогих миллиардеров», ищущих королевского домашнего питомца, чтобы поднять свой собственный статус.

Эндрю позволил соблазнить себя богатыми и могущественными, единственными интересами которых были его королевские связи и двери, которые они могли открыть, пишет автор книги.

Его связь с «героем» педофильского скандала, американским бизнесменом Джеффри Эпштейном привела к целому ряду широко разрекламированных бедствий. Печальное интервью Би-би-си, в котором принц Эндрю не выразил сожаления или сочувствия к юным девушкам, жертвам Эпштейна, лишило его всякой поддержки, которую он все еще имел.

Для Филиппа и королевы история с их сыном стала трагедией. Он не только запятнал репутацию монархии, но и оказался вовлеченным в нечто чрезвычайно неприятное и гораздо более серьезное, пишет Ингрид Сьюард.

В 1990-х годах, когда различные катастрофы подорвали репутацию королевской семьи – развод Дианы с принцем Чарльзом и надвигающийся развод принца Эндрю с Сарой Фергюсон — Филиппа в частном порядке спросили, что он обо всем этом думает.

«Все, над чем я работал 40 лет, пошло насмарку», – ответил он.

Немногие за пределами королевских кругов знают, как много он работал, чтобы помочь Диане во время распада ее брака с Чарльзом, утверждает биограф.

Их отношения начались хорошо. Когда Диана впервые присоединилась к королевской семье, именно Филип пришел ей на помощь, сидел рядом с ней за ужином и болтал с ней, пока она училась овладевать искусством светской беседы.

Когда брак Дианы и Чарльза начал рушиться, а ее все более скандальное поведение угрожало имиджу монархии, муж королевы снова попытался помочь, завязав с ней сугубо личную переписку и объяснив, что он понимает трудности вступления в брак с королевской семьей.

Читать  Вторая волна пандемии: встревоженная Европа приготовилась к возвращению карантина

Подписав себя «Па», Филипп писал леди Диане, что со стороны Чарльза «глупо рисковать всем вместе с Камиллой».

Он продолжил: «Мы никогда не мечтали, что он может бросить тебя ради нее. Я не могу представить, чтобы кто-то в здравом уме оставил тебя ради Камиллы. Такая перспектива никогда не приходила нам в голову».

В июне 1992 года Диана ответила свекру: «Дорогой папа, мне было так приятно получить твое письмо, и особенно, что ты отчаянно хочешь помочь … Я очень благодарна тебе за то, что ты прислал мне такое честное и сердечное письмо. письмо. Надеюсь, вы прочитаете мое в том же духе. С любовью от Дианы ».

Четыре дня спустя Филипп ответил ей письмом: «Спасибо, что нашли время ответить на мое письмо. Я надеюсь, что это означает, что мы сможем и дальше использовать эту форму общения, поскольку, похоже, очень мало других возможностей для обмена мнениями».

Через четыре дня после этого, незадолго до своего 31-го дня рождения, Диана писал в ответ: «Дорогой папа, Спасибо, что так быстро ответили на мое длинное письмо. Я согласна, что эта форма общения действительно кажется единственно эффективной в данной ситуации, но, по крайней мере, это начало, и я благодарна за это. Надеюсь, вы не найдете это письмо слишком длинным, но я испытала огромное облегчение, получив такое продуманное письмо, как то, которое вы мне прислали, демонстрируя такое очевидное желание помочь. Моя самая горячая любовь, Диана».

На это послание герцог Эдинбургский ответил так: «Я могу только повторить то, что сказал ранее. Если меня пригласят, я всегда сделаю все возможное, чтобы помочь вам и Чарльзу в меру своих возможностей. Но я вполне готов признать, что у меня нет таланта консультанта по вопросам брака!»

«Дорогой папа, меня особенно тронуло твое последнее письмо, – цитирует Ингрид Сьюард ответ принцессы Дианы. – Вы очень скромно оцениваете свои навыки ведения брака, и я с вами не согласна!».

Переписка была продолжена. Хотя точные подробности всей переписки между свекром и невесткой недоступны, суть посланий Филиппа, отмечает его биограф, заключалась в том, что Чарльз был неправ, вернувшись к Камилле, но и Диана была неправа, имея любовников. По мере того как шел обмен письмами, герцог Эдинбургский просил ее подумать, почему ее муж вернулся к своей прежней страсти. В конце концов, Диана, не желавшая никакой критики, решила, что ненавидит Филиппа (именно так она сказала Ингрид Сьюард), и его миссия провалилась.

Читать  Ефремов пришел в суд в футболке с экстремистским лозунгом

Дворецкий Дианы Пол Баррелл позже заметил, что «принц Филипп, вероятно, делал больше для спасения брака, чем принц Чарльз», и его намерения были благородными, даже если он «носил перчатки сталелитейщиков в ситуации, когда требовались детские варежки».

Но Симона Симмонс, целительница Дианы, рассказала иную историю. По ее словам, были также и письма герцога, написанные совсем другим тоном.

Принц Филипп отрицал это, расценив предположение о том, что он использовал уничижительные термины для описания Дианы, как «грубое искажение его отношений с невесткой и причинение вреда его внукам».

Со своей стороны, Диана совершила роковую ошибку, оттолкнув его, отмечает королевский биограф. Отношения, которые принц Филипп так старался установить с ней, подошли к концу. Вся тяжесть его неудовольствия была очевидна, когда он предложил, чтобы наряду с потерей ее звания Ее Королевское Высочество, Диана была понижена в титуле с принцессы Уэльской до герцогини Корнуоллской.

Филипп отказался иметь что-либо еще с Дианой, и в тех редких случаях, когда она появлялась в Виндзорском замке с принцами Уильямом и Гарри, он скрывался.

К концу ее жизни отношения между ними стали настолько плохи, что Диана сказала своему другу-модельеру Роберто Деворику, что опасается, что Филипп замышляет ее убийство. Деворик повторил это под присягой в ходе расследования, добавив, что однажды она указала на фотографию Филиппа в VIP-зале аэропорта и сказала: «Он действительно ненавидит меня и хочет, чтобы я исчезла».

Другой друг Дианы, покойный американский миллиардер Тедди Форстманн, сказал: «Она ненавидела принца Филиппа».

Ингрид Сьюард рассказывает, что когда она виделась с Дианой в Кенсингтонском дворце незадолго до ее смерти, она сказала ей то же самое, добавив, что предупредила своих сыновей: «Никогда, никогда не кричите на кого-либо, как это делает принц Филипп».

Источник: https://www.mk.ru/social/2020/09/06/stali-izvestny-shokiruyushhie-podrobnosti-otnosheniy-princessy-diany-so-svekrom.html

Оцените статью
Pro-Вести - информационный портал
Добавить комментарий