ГКЧП хотел «поработать» с Ельциным, чтобы он возглавил СССР

Политика


Знаменитое выступление Бориса Ельцина после подавления путча.

Фото: Анатолий ЖДАНОВ

РАССЛЕДОВАНИЕ МНЕ ПОРУЧИЛИ СРАЗУ ДВА ПРЕЗИДЕНТА

ГКЧП хотел «поработать» с Ельциным, чтобы он возглавил СССР

-… Сергей Вадимович, вы ведь возглавляли комиссию по расследованию деятельности КГБ в связи с путчем 19-21 августа 1991 года, причем, вас назначили сразу два президента – и Ельцин, и Горбачев. Как это случилось?

— История была такая: после того, как путч провалился, Михаила Сергеевича (Горбачева, президента СССР. — А.Г.) пригласили на заседание Верховного Совета РСФСР. Помнишь эту картинку, она не очень приятная?

Когда он подписывал решение о роспуске компартии, звучало много вопросов, кто и в чем виноват. Ну, кто-то предложил создать Комиссию по расследованию деятельности, в том числе, и Комитета госбезопасности СССР.

Сразу выдвинули мою кандидатуру в связи с тем, что я возглавлял Комитет Верховного Совета России по обороне и безопасности.

— Вы были народным депутатом РСФСР.

— Да. А Ельцин решил, что это должна быть не комиссия Верховного Совета, а госкомиссия. Это поднимало ее статус.

И вот, 24-25 августа комиссия была создана указами сразу двух президентов – СССР и РСФСР: Горбачева и Ельцина.

— Есть документ?

— Есть, совершенно верно.

— Но, видимо, Степашин возглавил это расследование не только потому, что был главой Комитета по обороне и безопасности? А потому, что занял «правильную позицию»?

— Безусловно. Мы тогда не поддержали ГКЧП.

Сергей Степашин

Сергей Степашин

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

СПИСОК НА АРЕСТ

— Вы же в то время жили в Питере?

— В Ленинграде. Но в том августе был в гостинице «Россия». Ходил тогда на костылях, у меня был разрыв «ахилла» — спортивная травма. Приехала супруга меня проведать.

Мы, кстати, накануне путча, 17 августа сходили с Тамарой в Свято-Данилов монастырь, как чувствовали, что грядет что-то серьезное.

Когда я лежал в госпитале, ко мне собирался приехать начальник КГБ Москвы Прилуков. Но так и не доехал до меня. Не знаю, по каким обстоятельствам.

А утром (за несколько суток до путча. — А.Г.), в три ночи был звонок мне в номер, в гостиницу «Россия», видимо, проверяли на месте ли, потому что я был в списке тех, кого должны были, в случае успеха ГКЧП, интернировать.

http://www.kp.ru/share/i/4/2208652/big.jpg

http://www.kp.ru/share/i/4/2208652/big.jpg

— Арестовать?

— Да. Я, по-моему, шестой или седьмой в списке был, не помню точно. Первый – Ельцин. Потом – председатель Верховного Совета РСФСР Хасбулатов, вице-президент Руцкой, премьер Силаев… Там много было товарищей. Утром супруга начала варить сардельки в банке кипятильником, депутаты именно так питались.

Ведь ничего не было в гостинице «Россия»: тараканы, клопы, черти — что, ужас какой-то. Ну, и Тамара включила телевизор, а там — уже знаменитый показ балета «Лебединое озеро».

Я вскочил даже, упал, потому что у меня нога была в гипсе. Говорю супруге: «Переворот!» Она: «Какие могут быть перевороты?» Никому и в голову не могло прийти подобное. Позвонил, вызвал машину. Как ни странно, машина пришла – черная «Волга» у меня была, «московские» номера со спецсвязью. Крутая машина. Мигалок не надо было, гаишники и так честь отдавали. Надел форму свою полковничью, которую, вообще-то, почти никогда не надевал, она у меня висела в шкафчике. И поехал в «Белый дом». Приехал, еще никого не было.

— И никто не остановил?

— Нет. Было восемь утра. Обзвонил своих членов комитета, кто был в Москве. Уже подъехали к девяти. В десять Хасбулатов собрал президиум Верховного Совета, который объявил нелегитимными все указы ГКЧП. Он первым это сделал, кстати, а потом уже подъехал Ельцин.

Горбачев в это время был, по сути, под домашним арестом в Форосе.

Август 1991 года, танки на улицах Москвы.

Август 1991 года, танки на улицах Москвы.

Фото: Анатолий ЖДАНОВ

ПРИКАЗА НЕ ПОЛУЧИЛИ

— То есть, Ельцина путчисты собирались арестовать…

— Да, Ельцин должен был быть арестован. Я же потом все их документы изучал. Его собирались задержать сразу же по прилету из Казахстана. Он был у Назарбаева.

— Можете — прямо по часам?

Среди защитников «Белого дома» в 1991 году оказался даже великий виолончелист Мстислав Ростропович (держит автомат своего задремавшего от усталости охранника). Фото: Юрий ФЕКЛИСТОВ

Среди защитников «Белого дома» в 1991 году оказался даже великий виолончелист Мстислав Ростропович (держит автомат своего задремавшего от усталости охранника). Фото: Юрий ФЕКЛИСТОВ

Читать  В Крыму высмеяли приглашение России на «Крымскую платформу» - Газета.Ru

— 19 августа он прилетел в Москву где-то в час ночи. Но… Его не задержали — непонятно по каким причинам, приказа не получили. Я так полагаю, что с ним хотели поработать.

— В каком смысле — «поработать»?

— Чтобы он возглавил страну.

— СССР?

— Ну, да, потому что считали, что он решительный и сильный.

— Кто, гэкачеписты хотели?

— Ну, скорее, тот, кто организовывал все это.

— А кто организовывал?

— КГБ, Крючков.

— А-а…

— Короче, в аэропорту его не задержали. И он уехал к себе на дачу. Но и там стояла группа, которая отслеживала все его передвижения. Утром Ельцину доложили, что создан ГКЧП. Он сел в машину, по-моему, в «Чайку» уже тогда. И спокойненько поехал в «Белый дом». «Альфа» его так и не тронула.

Август 1991 года изменил судьбу целого поколения

Август 1991 года изменил судьбу целого поколения

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

— Не было приказа?

— Не было.

— Погодите… А как все же планировали с Ельциным «поработать»? Крючков должен был на дачу приехать?

— Я не знаю. Это лишь версия.

— А Ельцин бы согласился возглавить СССР?

— Нет. Абсолютно. Ельцин 91-го года – это была могучая политическая фигура.

— И он бы на такой шаг не пошел?

— Ну, конечно, нет…

«РАНЕНЫЙ, ЧТО ЛИ?»

— До сих пор ходит масса сплетен — как Ельцин вёл себя в первые часы путча…

— Я в курсе… И кто бы не шлепал языком, что он там три дня пил, сидя в подвале, хотел сбежать в посольство США – это ложь. Я с ним общался уже часа через 3-4 после того, как стало известно о ГКЧП, я ему докладывал, что мы делаем по вооруженным силам, потому что я ездил встречаться с руководством Кантемировской дивизии из «Белого дома».

— В форме?

— Да, в форме. Я вел переговоры с Шебаршиным Леонидом Владимировичем – начальником ПГУ, зампредом КГБ.

— ПГУ – расшифруйте.

— Служба внешней разведки сегодняшняя, тогда Первое главное управление. Мы с ним просто дружили. С Иваненко слали телеграммы во все органы госбезопасности.

— Иваненко – это?..

— Председатель КГБ РСФСР, который создали в мае 1991-го.

— А Ельцин что в это время делал?

— Он выступал с танка. Я находился в кабинете тогда Шахрая Сергея, он был председателем Комитета по законодательству Верховного Совета. И готовил все бумаги для выступления Ельцина. И проекты указов. А после того, как мы обзвонили органы безопасности, у меня была первая встреча с Ельциным.

30 лет назад в Советском Союзе произошел «путч»

30 лет назад в Советском Союзе произошел «путч»

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

— О чем говорили?

— Я доложил о том, что мы успели за утро. Он: ну, работайте. Правда, Ельцин тогда находился не наверху, а в бункере. Там, в «Белом доме», есть бункер специальный, закрытый…

— И как Ельцин выглядел?

— Прекрасно. Когда форс-мажор, это всегда в форму его вводило. Он, конечно, был боец. Когда драка – лучше Ельцина не найдешь. Это его стихия. Он был в форме.

Доложил ему все. Я еще на костылях пришлепал. Он спросил: «Раненый, что ли?»

— И вы в этот день на костылях в Кантемировскую ездили?

— Ездил. Да.

— Оружие было у вас?

— Нет, оружие я взял уже позже – в ночь с 19-го на 20-е, когда пошла информация, что 20-го в три часа ночи должен быть штурм «Белого дома». Вот тогда я взял оружие, понимая, что отстреливаться не придется, но и сдаваться нельзя было.

«МЕНЯ БЫ ПРОСТО ШЛЕПНУЛИ»

— Как бы вы поступили, если был бы штурм?

— Ну, как должен поступить полковник, народный депутат? Вел бы бой. Скорее всего, меня бы просто шлепнули, да и все.

— А какое у вас было оружие?

— Пистолет Макарова.

Читать  Пригожин раскрыл секрет популярности песни Шуфутинского «Третье сентября» — РТ на русском

— Больше ничего? Ни гранат, ничего?

— О чем ты говоришь?

— Бронежилет?

— Нет. Я никогда его не носил, даже в Чечне.

А супруга Тамара?

— Тамара была в Москве. Я ей позвонил в гостиницу «Россия». Попросил уехать.

У меня был друг, к сожалению, умер – Сережа Авилов. Он полковник, вместе в академии учились. Он работал в политуправлении Вооруженных Сил тогда. Говорю, поезжай к ним. И она все три дня находилась у них на всякий случай. На 19-й Парковой.

ГКЧП хотел «поработать» с Ельциным, чтобы он возглавил СССР

— А сын где был? А отец, мать?

— Дома, в Ленинграде. Но я родителям, не звонил.

— А они вам?

— А куда было звонить? Мобильников не было. Ну, если бы погиб, сообщили бы по телевизору.

— А почему вы думаете, что вас бы — обязательно?.. Потому что вы в списке были? Интернированных.

— Ну, потому что мы находились в помещении, где, собственно, был штаб. Руцкой занимался внутренней обороной «Белого дома», надо отдать ему должное, неплохо: баррикады, прочее, он все это организовал. А что касается идеологии, это были Шахрай, Бурбулис, Степашин и иногда Явлинский заскакивал.

— А где тот пистолет у вас сейчас?

— Пистолет я сдал, как положено.

— А сейчас у вас какое оружие?

— Пара наградных есть, и все.

ГКЧП хотел «поработать» с Ельциным, чтобы он возглавил СССР

«КРОВИЩИ БЫЛО БЫ МНОГО»

— Почему все-таки в ГКЧП и Ельцина не арестовали, и на штурм «Белого дома» не решились? Не хватило воли у Крючкова?

— Скорее всего, да.

— Или у них — там, в ГКЧП — был раздрай?

— И внутри был раздрай. Потом на беседах в комиссии (мы не допрашивали, беседовали) были все руководители КГБ, кроме Крючкова. И все валили все на Крючкова.

А честно сказал Карпухин, пожалуй, единственный…

— Карпухин – это?

— Командир группы «Альфа», генерал-майор, Герой Советского Союза… (Получил это звание за штурм в 1979-м кабульского дворца Амина. — А.Г.) Он сказал, что пришла рекогносцировка – ему поручили проверить по «Белому дому»…

— Что пришло?

— Рекогносцировка – это называется. В гражданке походить там в ночь с 19-го на 20-е, посмотреть…

— В гражданской одежде?

— Да. Он посмотрел, сколько там баррикад, людей. Ну, пришел к Агиеву, это первый зампред КГБ, я потом в его кабинете работал на Лубянке. Доложил ему, что штурм не приемлем. Типа — сначала разметаем эти так называемые баррикады, тем более, им было чем, у них две бригады КГБ в подчинении. Мало кто знает, они в Теплом Стане находились. Настоящие войсковые подразделения с танками, с пушками. По 8 тысяч человек в каждой.

— И их…

— Их не задействовали. «Мы бы разметали, а потом — штурм, но кровищи было бы много», — сказал мне Карпухин. И он доложил это Агееву. Тот спросил: «Ваше мнение». Карпухин: «По своим стрелять, считаю нецелесообразно». Агеев доложил Крючкову. И на этом, по-моему, все и закончилось.

А 21-го Язов (министр обороны СССР. — А.Г.) дал приказ вывести из Москвы войска. Было уже ясно — путч сдулся.

«ПОСТРЕЛЯЛИ БЫ ЧЕЛОВЕК 100-200 С УДОВОЛЬСТВИЕМ»

ГКЧП ввел в Москву танки. Москвичи пытались остановить их... руками. Трое погибли. Других жертв путча не было. Не считая, конечно, распадавшегося СССР. Фото: ФЕДОСЕЕВ/РИА Новости

ГКЧП ввел в Москву танки. Москвичи пытались остановить их… руками. Трое погибли. Других жертв путча не было. Не считая, конечно, распадавшегося СССР. Фото: ФЕДОСЕЕВ/РИА Новости

— То есть, у них самый ключевой момент был – они могли выиграть, если бы уговорили Ельцина занять место Горбачева?

— Ну, не знаю, выиграли бы или нет. Очевидно же — Союз-то развалился не потому, что кому-то захотелось.

— А у ГКЧП была какая-то программа, допустим, что дальше делать с Горбачевым? С экономикой.

— Вот хороший вопрос. С Горбачевым было понятно, он бы не остался уже президентом. А вот что делать с экономикой? Никто на этот вопрос тогда не ответил.

Одна из главных причин, почему рухнуло все – ты помнишь 91-й год? Карточки даже в Москве и в Ленинграде. Голодуха, злой народ, пустые прилавки. Ни табака, ни мыла, ничего. А наша партия ленинская рассказывала сказки, как мы хорошо живем. Почему Горбачев затеял перестройку? Он тоже понимал, что дальше так нельзя. Все понимали. Но у него не получилось, к сожалению. А у этих товарищей из ГКЧП вообще программы не было никакой. Единственное, конечно, пересажали бы многих. И постреляли бы точно человек сто — двести с удовольствием.

Читать  Россия превратится в ГДР: тенденции социально-экономического развития страны настораживают

Обрати внимание, после ГКЧП ведь никого не тронули. Ну, посидели пару лет, стихи писали некоторые товарищи, мемуары. Вышли все с хорошим здоровьем. А вот если бы они победили, вспомнили бы товарища Сталина.

ПРЕДЛАГАЛИ ЛЮСТРАЦИЮ

— А где материалы вашей комиссии. Куда вы их — потом?

— 80% — совсекретно. Открытая часть – был доклад на Верховном Совете на закрытом заседании.

— А — главный вывод?

— Организатором ГКЧП оказался КГБ в лице Крючкова.

Но, кстати, органы безопасности России, которые были созданы в 90-м году, ГКЧП не поддержали.

— А это так?

— Чекисты на местах в России сидели спокойно. А вот, как ни странно, позицию ближе к ГКЧП занял лидер Украины – Кравчук, нынешний «борец за демократию». Это на всякий случай.

— И какая была реакция на доклад?

— Галина Старовойтова внесла закон о люстрации. А я считал, что спецслужбы надо сохранить… Все задумались.- А что, хотели ликвидировать?- Люстрация же должна была быть. Знаешь, что это такое?..

— Как на Украине?

— Может, и так. А потом Бакатин нажаловался Ельцину, что Степашин хочет КГБ разогнать. Звонит мне Ельцин…

ГКЧП хотел «поработать» с Ельциным, чтобы он возглавил СССР

— Бакатин кто тогда был?

— Он возглавлял КГБ после путча и до развала Союза. Бакатина не любят на Лубянке за то, что он «сдал» американцам всю прослушку их посольства. А потрясающая была технология! Там насквозь все смотрели и слышали. Так вот… Я Ельцину, говорю, что ни о каком разгоне речи нет. Служба нам нужна. Но есть предложение — уйти от аббревиатуры КГБ. И отделить от нее Службу внешней разведки, которую возглавил, кстати, Примаков, и Службу охраны президента – ее Коржаков возглавил. Вот, собственно, что было сделано.- А когда все это будет рассекречено?

— Я думаю, что при нашей жизни мы не узнаем. Я-то знаю, что там написано…

— А написано там — какую Крючков и ГКЧП хотели построить страну? Как — Китай?- Нет, у них ничего этого не было. Там только — кого и как отстранить, кого куда посадить. Политической стратегии не было…

Это же не декабристы, и не Ленин. ГКЧП – есть ГКЧП.

И, вообще, я считаю, что если бы не ГКЧП, мы бы сохранили страну. Может, не в полном виде, она не называлась бы СССР и не было бы Прибалтики… Прибалтика уже уехала, оторванный ломоть. Ведь что было в соглашениях, которые готовил Горбачев? (И Украина, кстати, тогда со всем соглашалась.) Это единое экономическое пространство. Единая валюта, единая армия. Чем не Евросоюз?

Но ГКЧП подтолкнуло к обрыву. И первым, кто заявил о выходе из состава СССР, буквально через три дня после путча?

— Украина?

— Украина. Я, когда докладывал потом Горбачеву об итогах расследования, он так: ой, ой, переживал. Разговор был откровенный, он — президент почти уже не существующего Союза, поэтому чувствовал я себя свободно, не хамил, конечно, но свободно. Он говорил: «Вот сейчас Союзный договор подпишем!..» Я перебил его даже: «Михаил Сергеевич, прошу прощения. Вы же знаете, Украина вышла из Союза. Без Украины какой Союз?» «Без Украины?» — он так посмотрел на меня… И ничего больше не сказал.

* * *

— То есть, это не Горбачев, не Ельцин развалили СССР, а ГКЧП?

— ГКЧП послал последний сигнал — «спасайся кто может».

— Как это понять?

— Ну, точку поставили.

ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Где находился «ядерный чемоданчик» и кто защищал страну во время ГКЧП в августе 1991 года

Была ли «ядерная кнопка» СССР у Горбачева в Форосе, или он его оставил своему заместителю, вице-президенту Янаеву в Москве? (подробно)



Источник

Оцените статью